2020-02-07T17:40:13+03:00
3

Рейдеры из 90-х: как обезопасить современные хозяйства с помощью закона

Генеральный директор СЗАО "СКВО" Анна Касьяненко, адвокат Шота Горгадзе и экономист Михаил Делягин в студии Радио "Комсомольская правда".Генеральный директор СЗАО "СКВО" Анна Касьяненко, адвокат Шота Горгадзе и экономист Михаил Делягин в студии Радио "Комсомольская правда".

Экономист Михаил Делягин и адвокат Шота Горгадзе разбираются в ситуации вокруг сельскохозяйственного закрытого акционерного общества «СКВО»

Рейдеры из 90-х: как обезопасить современные хозяйства с помощью закона

00:00
00:00

М. Делягин:

- Здравствуйте, дорогие друзья. Меня зовут Михаил Делягин, я экономист. И сегодня у меня в гостях Анна Владимировна Касьяненко, генеральный директор сельскохозяйственного закрытого акционерного общества «СКВО», Ростовская область. И Шота Олегович Горгадзе, адвокат, в представлении не нуждается.

И у меня вопрос. А почему вдруг сельскохозяйственному предприятию из Ростовской области понадобился адвокат?

Ш. Горгадзе:

- Потому что когда сельскохозяйственное предприятие в Ростовской области пытаются захватить рейдеры…

М. Делягин:

- Золотая земля…

Ш. Горгадзе:

- Да, золотая земля, это житница нашей страны и по животноводству, я был у Анны Касьяненко на предприятии. Если оно и не номер один формально, то уж точно не номер пять. Предприятие достаточно серьезное. И когда пытаются захватить такое предприятие в то самое время, когда президент говорит о продовольственной безопасности страны, когда ты понимаешь, что если вдруг это предприятие окажется в руках рейдеров, оно будет распродано, а все активы будут выведены на Запад, то адвокат нужен. К сожалению.

М. Делягин:

- Понятно. Рейдерство, вроде оно одно время как-то попритихло. Некоторое время о нем не сообщалось, по крайней мере, после Кущевки. И вот, что называется, опять.

Сколько у вас занятых на предприятии?

А. Касьяненко:

- На сегодняшний день у нас занято 480 человек.

М. Делягин:

- 480 семей, грубо говоря.

А. Касьяненко:

- Нет, 480 можно сказать, и семей, кроме того, так как мы градообразующее предприятие, вокруг нас других нет, соответственно, в пяти населенных пунктах, которые находятся рядом, еще три с половиной тысячи людей – это члены семей наших работников, соответственно, иждивенцы.

М. Делягин:

- Понятно. А какие отрасли у вашего предприятия? Оно многопрофильное, однопрофильное?

А. Касьяненко:

- Наше хозяйство имеет три основных направления. Это растениеводство, что традиционно для сельскохозяйственного предприятия, молочное производство и выращивание свиней.

М. Делягин:

- И, наверное, вы успешны, раз вы приглянулись рейдеру?

А. Касьяненко:

- Ну, без ложной скромности могу сказать, что да. Наши финансовые показатели позволяют нам считать себя успешными. Кроме того, эти показатели постоянно растут. Если говорить о выручке за 18-й год, она составила 1,2 миллиарда рублей.

Ш. Горгадзе:

- Анна, вклинюсь. Вы сейчас еще две-три рейдерские компании на свою голову накликаете такими цифрами.

М. Делягин:

- Рейдеры редко захватывают предприятия, которые хорошо управляются. Скажем, по опыту тех рейдерских компаний, которые я видел, поскольку захватывать и управлять – это две разные функции, то захватывая предприятие, его заодно и уничтожают. Или, по крайней мере, резко снижают его уровень

А. Касьяненко:

- Совершенно верно.

М. Делягин:

- И вы, наверное, занимаетесь развитием производства?

А. Касьяненко:

- Мы занимаемся именно развитием производства. Наверное, еще будем привлекать рейдеров: мы вложили в производство за последние четыре года свыше двух миллиардов рублей. Это и в растениеводство в виде приобретения техники, и в развитие животноводческих отраслей, а именно в виде приобретения новых животных с сильной генетикой, поголовье которых мы ввозим из-за границы. И, соответственно, мы развивающееся предприятие.

М. Делягин:

- А как возникло ваше предприятие, и еще с таким названием «СКВО»?

А. Касьяненко:

- В этом году нашему предприятию исполняется сто лет. Мой отец руководил этим предприятием на протяжении 25 лет.

М. Делягин:

- Это один из первых колхозов, если я правильно понимаю?

А. Касьяненко:

- Можно сказать.

М. Делягин:

- Еще гражданская война толком не закончилась, а его уже создали.

А. Касьяненко:

- Да, это была коммуна. Мой отец вывел предприятие на высокий уровень: были простроены элеваторы.

М. Делягин:

- А когда он стал руководителем?

А. Касьяненко:

- 25 лет назад. И уже четыре с половиной года я продолжаю его дело.

Кроме элеваторов были построены животноводческие комплексы. Сотрудникам предоставили достойный уровень жизни и заработной платы . И что еще является высоким показателем, мы у себя не наблюдаем оттока людей.

М. Делягин:

- Люди не бегут, несмотря на наличие мегаполиса?

А. Касьяненко:

- Мы находимся в 150 километрах от крупного города Ростова-на-Дону, это южная столица. Но люди к нам возвращаются, потому что у нас есть программы поддержки молодых специалистов, мы их учим, даем жилье, и достойный уровень заработной платы.

М. Делягин:

- А сколько в среднем примерно?

А. Касьяненко:

- У нас средняя зарплата 36 тысяч рублей, а если с премиями, то 60 тысяч. Для сравнения в Ростове экономист может получить 20 тысяч. У меня на производстве доярка получает 36 тысяч без премий.

М. Делягин:

- А какое поголовье?

А. Касьяненко:

- Полторы тысячи дойное стадо, 2700 – это в целом поголовье. По свиноводству у нас 15 тысяч голов, из которых 1200 - свиноматки.

М. Делягин:

- И что с вами происходит? Кто вас атакует и как атакует?

А. Касьяненко:

- Так сложилось, что уже почти год, как мы обратили на себя внимание очень известного рейдера на юге России - это некий концерн.

М. Делягин:

- Из Ростовской области или откуда?

А. Касьяненко:

- До этого они захватывали предприятия на территории Краснодарского края.

М. Делягин:

- Кущевка, понятно.

А. Касьяненко:

- Да, в том числе.

М. Делягин:

- Этот стиль ?

А. Касьяненко:

- Да. И вот мы стали первым предприятием, которое они попытались захватить в Ростовской области. Они используют, выбирают и заходят на те предприятие, где есть некая конфликтная ситуация: либо семейный конфликт, либо корпоративный спор. Где есть слабое звено. Выкачивают все деньги, выводят их за границу. И дальнейшая судьба предприятия их не интересует. В то время, как… Я была на совещании неделю назад, и говорили о том, что у нас проблемы на сегодняшний день в стране в том, что мы не вводим земли в оборот, очень много невостребованных земель.

М. Делягин:

- Даже в Ростовской области?

А. Касьяненко:

- Это в целом по стране. И что у нас два миллиона вводится, миллион выводится.

Эти рейдеры способствуют не поддержанию продовольственной безопасности страны, а ее уничтожению.

М. Делягин:

- Земля как залоговый ресурс и ничего больше.

А. Касьяненко:

- Да, они не вкладывают деньги, не покупают удобрения, не приобретают новую технику, не совершенствуют технологии обработки земли. Просто все выкачивают, что можно и нельзя, и дальше земли бросаются. Недовольные дольщики, которые не получают выплат.

М. Делягин:

- Вы сейчас, как я понимаю, столкнулись со всем набором, который обычно приходится слышать – запугивание людей, подкуп людей, ложные свидетельства и так далее.

А. Касьяненко:

- Да. Это то, с чем нам пришлось столкнуться.

М. Делягин:

- И какие методы применяют господа рейдеры? Что происходит с предприятием? И как это влияет на само предприятие?

Ш. Горгадзе:

- Я всегда исхожу из того, какие методы будем применять мы в обороне. Если бы я не верил в закон, в торжество справедливости, я бы, наверное, давно сменил бы профессию.

М. Делягин:

- Быть адвокатом и не верить в торжество справедливости – так не бывает.

Ш. Горгадзе:

- Адвокаты бывают разные, никого не хочу ни в чем обвинять. Но бывают ситуации, когда на скамье подсудимых оказывается наш брат-адвокат, потому что он в свое время вместо того, чтобы читать кодекс, находил связи, как решать проблемы в судах.

Мы не решаем проблемы в судах. Мы боремся. Я вижу, что на стороне Анны и СЗАО «СКВО» правда. Наша задача сделать так, чтобы нас услышал суд. И нам, я хочу сказать, это удается, потому что из около десяти процессов пять нами выиграно. Остальные находятся на стадии рассмотрения.

М. Делягин:

- Десять процессов – это десять исков против вас?

Ш. Горгадзе:

- Безусловно. Даже больше их было. Есть целый ряд исков совершенно бредовых и абсурдных, которые подавались пачками в арбитражные суды. Думаю, для того, чтобы каким-то образом истощить ресурсы предприятия, ведь это все время необходимо нанимать адвокатов.

М. Делягин:

- Это деньги, время, силы.

Ш. Горгадзе:

- Да, но хочу расстроить тех, кто этим занимается. С Анной мы до конца. Мы будем вести это дело до тех пор, пока от них не отстанут. Даже не до победы в конкретном судебном процессе, а до тех пор, пока СЗАО «СКВО» не будет юридически твердо стоять на ногах. И близко никто ни на Gelandewagen, ни на другом автомобиле не подъедет. Сейчас объясню, почему я об этом говорю.

Для того, чтобы подать некий документ в СЗАО «СКВО», приехало четыре Gelandewagen одинаковых черненьких, знаете, симпатичненьких с вооруженной охраной. И привезли одну справочку, одну бумажечку – сдать в канцелярию. Вот эти методы 90-х, на мой взгляд, ушли в прошлое. И на сегодня вызывают улыбку, скорее, у сотрудников СЗАО «СКВО», чем страх или испуг, когда документы передаются таким образом.

М. Делягин:

- Понятно, но обычно рейдерство связано с определенной поддержкой рейдера в органах государственной власти. Суды принимают самые нелепые иски, самые нелепые претензии всерьез, правоохранительные органы начинают расследовать дела, у которых срок давности закончился, и которые ясны и понятны. Нечто подобное не происходит?

Ш. Горгадзе:

- Суды обязаны принимать любые заявления, но уже итог рассмотрения бывает разным. Я не могу сказать, что сейчас какой-то судья работает в связке с рейдерами. Мы посмотрим по результату. Если мы выявим факты коррупции, мы, безусловно, о них будем говорить. Молчать точно не будем.

М. Делягин:

- Мы продолжаем рассказывать историю про современное рейдерство. Если кто-то подумал, что это ушло в прошлое, что кто-то реагирует на призывы государства, похоже, не во всех регионах это происходит. Анна Владимировна, как происходят эти нападки, чтобы не сказать нападения? Помимо демонстративных визитов на черных Gelandewagen с вооруженными людьми. Как это происходит сегодня, в третьем тысячелетии, в третьем десятилетии третьего тысячелетия.

А. Касьяненко:

- Это происходит совершенно различными способами. И, наверное, на нас были использованы абсолютно все. Все началось с того, что против нас были поданы заявления в правоохранительные органы, где мы обвинялись в создании преступного сообщества.

М. Делягин:

- И правоохранительные органы за это ухватились? Как они себя повели в этой ситуации?

А. Касьяненко:

- Да, правоохранительные органы должны принимать и рассматривать заявления, в этом и заключается их работа. Вот уже девять месяцев они только и занимаются тем, что рассматривают совершенно нелепые заявления. Как суды, так и правоохранительные органы.

Параллельно началась массированная информационная атака, которая заключалась в том, чтобы против нас снимались абсолютно лживые ролики. Причем, что интересно, всегда это выходило именно перед новым заявлением, перед новым иском: они сразу объявляли нас преступниками. И говорили о победе, о возбуждении уголовных дел, хотя свыше 20 заявлений и ни одно уголовное дело не было заведено.

М. Делягин:

- Черный пиар – добро пожаловать в 90-е! Могу себе представить, сколько грязи вы про себя услышали.

А. Касьяненко:

- Из последнего, что было использовано ими, был взят наш бывший сотрудник, моя помощница, которая дала интервью федеральному телеканалу, где были озвучены факты, которые не имели никогда никакого отношения к правде.

М. Делягин:

- Она вас оклеветала?

А. Касьяненко:

- Она нас оклеветала. Меня лично. И я очень удивилась, мне было непонятно, как, каким образом можно что-то подобное сделать. Ну, все очень просто оказалось. Непосредственно перед эфиром на нее было зарегистрировано право на однокомнатную квартиру в городе Ростове, которая по странному стечению обстоятельства оказалась именно в жилом комплексе, который строился нашими предполагаемыми рейдерами.

М. Делягин:

- И сколько примерно стоит такая квартира?

А. Касьяненко:

- Я не проводила анализ рынка недвижимости, думаю, около двух миллионов такая недвижимость будет стоить. Знаете, не это имеет значение. Важен сам факт того, что это иллюстрация их методов, они так действуют.

М. Делягин:

- Это метод, это подкуп, это клевета с использованием федерального телеканала.

А. Касьяненко:

- Который даже не попытался наш комментарий получить.

М. Делягин:

- И у них есть ресурс. Судя по всему, есть отработанная технология.

А. Касьяненко:

- Мы стали не первыми, на ком они ее реализуют…

М. Делягин:

- А какие по ощущениям, по подсчету?

А. Касьяненко:

- Насколько я знаю, мы седьмые. Во всяком случае, из тех людей, кто на сегодня по незаконно возбужденным уголовным делам находится в местах лишения свободы, мы седьмые. А сколько еще?

М. Делягин:

- Ваши рейдеры посадили уже шесть человек. И это только то, что знают люди достаточно широко.

А. Касьяненко:

- Да.

М. Делягин:

- Понятно. Мне люди из КПРФ жаловались на ваших рейдеров конкретно, потому что у людей, которые прошли политические баталии в 90-е годы, такое не укладывалось. Они рассказывали, что ваши захватчики, так сказать, пытались прикрыться КПРФ и подкупать ваших сотрудников от имени КПРФ.

А. Касьяненко:

- Да. Причем, дело в том, что именно наша ситуация стала той точкой невозврата для коммунистической партии, когда они увидели, что их используют втемную. Дело в том, что рейдеры действуют таким образом, они прикрываются благими целями. Они используют подкуп, свидетелей, которые едут в коммунистическую партию, рассказывают небылицы и просят о помощи. То же самое было и с нами, однако, что меня, как руководителя, сильно порадовало, те люди, к которым рейдеры приехали, представились коммунистической партией, начали обещать большое количество благ, что будет сделано для людей в случае, если они пойдут против руководителя, наши люди поступили очень честно, на мой взгляд. Они сначала выслушали это все. А дальше просто обратились в региональное отделение партии, где связались с депутатом Госдумы. И им подтвердили, что от имени коммунистической партии никто не приезжал и ничего не обещал. И что это просто ложь.

М. Делягин:

- Анна Владимировна, помимо того, что люди поступили честно и порядочно, это еще и юридическое подтверждение того, что ваша организация занимается обучением людей. Они поступили еще и грамотно. Когда человек неграмотный, ему что-то начинаешь обещать, люди довольно часто в это верят. А они решили проверить, кто к ним пришел. Это требует грамотного подхода к жизни.

А. Касьяненко:

- Как эти люди на Gelandewagen, приехав к нам в хутор, где, на мой взгляд, каждый из этих людей заслуживает колоссального уважения, потому что они работают на земле в очень сложных порой условиях. И отдают производству и земле всю свою жизнь. И в отношении этих людей использовали такое… Сказали человеку, с которым приехали: вы же тут хозяин. Они этих людей практически к рабам приравняли!

На мой взгляд, это недопустимо, неприемлемо. И так нельзя относиться к людям!

М. Делягин:

- Мне рассказывали про замечательную формулировку одного из обвинений в ваш адрес. Я экономист по образованию, и в моей голове не укладывается, что корыстные цели генерального директора - развитие производства. Это был состав преступления, который вам вменялся.

А. Касьяненко:

- Да. Мы с таким столкнулись. В одном из заявлений, действительно, содержалась такая формулировка, где говорилось о том, что моя корыстная цель заключается в развитии предприятия, в то время, как наши оппоненты имеют другую цель - в виде получения финансовых средств. Таким образом, мы можем сказать, что все денежные средства, которые производство зарабатывает, затем их вкладывает в развитие - так делать, по мнению рейдеров, нельзя. Неправильно платить зарплату, налоги и развиваться.

М. Делягин:

- Зачем что-то делать, когда можно просто украсть. Я сталкивался с такой логикой, но никогда не сталкивался, чтобы эта логика была основанием для обращения в суд. Шота Олегович, суд обязан принять такое заявление и всерьез его рассматривать?

Ш. Горгадзе:

- Вот насчет всерьез рассматривать, не уверен, а принять да. Иначе бы у нас прекратилось огромное количество исков от людей по осени и по весне. Но такое случается. Я полагаю, что если посмотреть внимательно, то мы обнаружим, что данное заявление было подано либо осенью, либо весной. Это хотя бы немного оправдывает того, кто это заявление подписал. С другой стороны, вызывает большие сомнения, если бы все-таки он добрался до руководящих должностей предприятия, смог бы он при таких обострениях весной и осенью участвовать в руководстве этого предприятия? Здесь должна вестись речь, скорее, о лечении, чем о руководящих должностях.

М. Делягин:

- Знаете, для того, чтобы вывести деньги из предприятия, в общем, это можно делать и в состоянии обострения.

Ш. Горгадзе:

- Да, только для кого-то это актив, измеряемый в валюте, а для кого-то это жизнь. Вы совершенно правы в этом. Для кого-то это живые люди, которые являются частью этого предприятия. Я несколько раз приезжал на предприятие, где в первый раз в жизни попробовал парное молоко. Я хочу сказать, что глядя в глаза людям, которые там работают, ты понимаешь, что это единый организм, который рвать по живому нельзя ни в коем случае. Он помрет. Это люди, которые верят вот этой хрупкой девушке, которая сидит здесь. Но при этом я прекрасно понимаю, какой груз на ее плечах. Они сидит такая скромная, спокойная, тихая, но при этом она очень сильный человек. Потому что многие мужчины бы давно сдались, а она держится, борется, и отстаивает свои права и права тех людей, которые ей поверили.

М. Делягин:

- Под рейдерской атакой, под угрозой уголовных дел я много раз видел, как одной угрозы хватало, чтобы здоровые и серьезные мужики боялись и убегали. Да еще если приезжают люди с оружием, да еще есть длинный список послужной… Знаете, меня потрясло, как Российское государство всерьез все это воспринимает. И как самые безумные обвинения рассматриваются. Но я от всей души надеюсь, что у вас все будет в порядке! И желаю вам удачи, потому что вся наша страна покрыта руинами предприятий, где когда-то была жизнь, и которые захватывались подобным образом и подобного рода людьми. Я надеюсь, что вы выстоите, будете развиваться. И желаю вам всяческих успехов. А рейдер этот, на мой взгляд, должен сидеть.

А. Касьяненко:

- Спасибо вам.

М. Делягин:

- Просто по роду своей деятельности. Это мое субъективное оценочное суждение. Счастливо!

3

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 8452-694-009
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ