Общество20 марта 2015 15:53

Саратовские врачи, боровшиеся с Эболой в Гвинее: Местные жители считали лихорадку колдовством и прятали больных дома

Ученые «Микроба» рассказали о своей поездке в охваченную эпидемией Африку
В Гвинее встречают саратовских врачей, приехавших бороться с Эболой Фото: ФКУЗ РщсНИПЧИ "Микроб" Роспотребнадзора

В Гвинее встречают саратовских врачей, приехавших бороться с Эболой Фото: ФКУЗ РщсНИПЧИ "Микроб" Роспотребнадзора

Вирус Эбола летом прошлого года был главным «нюсмейкером» всех мировых СМИ. Телеканалы даже пускали бегущую строку, которая возвещала о росте числа заболевших: 100, 500, 3000. Вирус перебрался из Африки в США и некоторые страны Европы.

И пока саратовцы боялись, как бы Эбола не дошла до нас, некоторые сами отправились в Африку. Не отдыхать, конечно, а работать. В конце лета прошлого года группу, состоящую из шести саратовцев - специалистов Научно-исследовательского противочумного института «Микроб» и двух медиков Новосибирского научного центра по вирусологии и биотехнологии «Вектор», высадили на континенте, где свирепствовала опасная эпидемия.

Эта поездка стала первой крупной зарубежной миссией ученых. Целых два месяца и днем и ночью медики боролись с вирусом, который Всемирная организация здравоохранения уже признала угрозой международного значения. Главным в бригаде «первопроходцев» стал старший научный сотрудник лаборатории отдела «Микроба» Валентин Сафронов, который уже десяток лет специализируется на эпидемиологическом надзоре и безопасности.

Он поделился своими впечатлениями о том, какой увидел страну, рассказал, чем ему и его команде пришлось там заниматься.

Начали готовиться до объявления о командировке

Изучение опасных болезней, названия которых вызывают приступы паники у любого человека, - основное направление «Микроба». Если в двух словах, то институт занимается диагностикой, профилактикой и лечением чумы, холеры и других заболеваний из разряда особо опасных, а также борется с распространением таких болезней. Поэтому, когда по Гвинее, Сьерра-Леоне, Либерии и Нигерии начала свое смертоносное шествие лихорадка Эболы, а Африка взмолилась о помощи, «микробовцы» уже знали, что поездка неизбежна.

- Поводом к отправке противоэпидемической бригады Роспотребнадзора стало обращение президента Республики Гвинея, поскольку в стране складывалась напряженная эпидемиологическая ситуация. Несмотря на то что международные организации там работали интенсивно, этого оказалось недостаточно, - говорит Валентин Сафронов. - Это была действительно одна из самых значимых поездок. Не думаю, что кто-то из нас испытывал страх, в этом смысле наши специалисты достаточно психологически и профессионально подготовлены. Чувствовали скорее, волнение перед неизвестностью в отношении безопасности и бытовых условий. Родные и близкие были удивлены и до последнего не хотели верить, что командировка все-таки состоится.

Кроме Валентина Сафронова, на миссию отправили эпидемиолога Александра Раздорского, микробиологов Дениса Уткина и Георгия Одинокова, а также двух ученых Института «Вектор», они опытные вирусологи. Кроме того, было решено взять инженера, потому что мобильные комплексы довольно сложные, с ними ученым трудно справиться. Был и опытный водитель.

Фото: ФКУЗ РщсНИПЧИ "Микроб" Роспотребнадзора

Фото: ФКУЗ РщсНИПЧИ "Микроб" Роспотребнадзора

В Африке встретили тепло

22 августа 2014 года две автолаборатории Роспотребнадзора - индикационная и бактериологическая на базе вездехода КамАЗ - спецбортом МЧС прибыли в столицу Гвинеи - душный тропический Конакри, где располагалось Российское посольство.

- Встреча была достаточно теплой, - говорит Сафронов. - Отношение к врачам, особенно к русским, хорошее. Нам устроили официальный прием. Встречал нас министр здравоохранения. Нам на территории посольства выделили отдельное охраняемое здание, где мы комфортно разместились. Потом определилось и место дислокации наших передвижных лабораторий.

Выявляли по анализам больных Эболой и консультировали русских

- Опыта работы с живым вирусом Эболы у нас не было, но бригада была усилена вирусологами из Новосибирского института «Вектор», у которых такой практический опыт имелся, - продолжает ученый. - Мы чувствовали себя достаточно комфортно, поскольку работа была четко разделена: наиболее опасный ее этап, непосредственно с живым вирусом, выполняли специалисты, которые имели в этом практический опыт.

Эпидемиологи должны были заботиться о быте и взаимодействовать с международными организациями здравоохранения и гвинейским минздравом. Микробиологам предстояло проводить диагностику: есть ли вирус в материале, который поступил.

Уже через три дня после приезда бригада получила первые пробы. С того самого дня ежедневно в лабораторию поступали десятки образцов. От бригады требовалось максимально быстро и четко ответить, какие из анализов действительно принадлежат больным и кого нужно срочно изолировать от остальных.

- Все это делалось, чтобы госпитали могли эффективно использовать койко-места и не переполнялись, - объясняет Сафронов. - Работали мы днем и ночью. Еще одной важной функцией бригады было консультирование русских, которые оказались на территории Гвинеи во время вспышки лихорадки. В основном люди там находятся по долгу службы. Широкое представительство российского бизнеса, занимающегося горной добычей полезных ископаемых, представители посольства, коммерческие торговые фирмы, военные, обслуживающие авиатранспорт, вертолетчики - им была важна поддержка. Они хотели знать, что делать, чтобы не заболеть, стремились получить рекомендации, как избежать заражения.

Фото: ФКУЗ РщсНИПЧИ "Микроб" Роспотребнадзора

Фото: ФКУЗ РщсНИПЧИ "Микроб" Роспотребнадзора

Туземцы не верили врачам и скрывали больных дома

Несмотря на то что активный прием населения в функцию бригады не входил, контактов с местными жителями было не избежать, в город ученые выходили. Кстати, в Гвинее проживает 70 разрозненных племен.

- Приходилось общаться и с местным населением, - рассказал Сафронов. - Меры безопасности, которые приняты в лаборатории и вне лаборатории, отличаются. - Снаружи надо чаще мыть руки. Чтобы ходить в масках и перчатках, такого мы не практиковали, поскольку не контактировали с больными. Вообще, даже когда вернулись на родину, осталось это назойливое желание постоянно мыть руки... Выходя в город, каждый брал с собой пластиковую бутылку с 70-процентным раствором спирта для дезинфекции.

Кстати, распространение вируса происходит во многом по вине самих африканцев (Прим. ред).

- В соседней Либерии, например, в силу верований лихорадка Эбола считается чем-то вроде колдовства и проклятия. Еще осенью, в октябре и сентябре, местные жители скрывали больных в своих домах, - рассказывает Сафронов.

Многие не доверяют ни правительству, ни иностранцам и не могут расстаться со своими священными обычаями и привычками. Очень сложно убедить местных, что есть, например, мясо летучих мышей и обезьян опасно для жизни, равно как и трогать своих умирающих или больных родственников. Причем, согласно официальной гипотезе возникновения лихорадки Эболы, первой заболевшей была двухлетняя девочка из Гвинеи, которая полакомилась мясом летучей мыши - крылана, популярным блюдом у местного полуголодного населения. От малышки заразились ее родные, а также врачи, которые пытались девочке помочь, а затем вспышка охватила три страны и частично Нигерию. Сейчас в целом можно говорить, что ситуация с туземцами изменилась.

- Благодаря беседам с населением, которые проводят местные медики и власти, все больше людей сами приходят к воротам госпиталя и сообщают, что больны, очень много обращений через медицинскую сеть, - говорит о сегодняшней ситуации ученый.

Фото: REUTERS

Фото: REUTERS

Мечтали в Гвинее о хлебе и борще

Бытовых сложностей команда, конечно, ждала еще до поездки. Не секрет, что страна эта не сильно изнежена цивилизацией. Но на деле оказалось все не так страшно.

- Очень хотелось хлеба, которого в нашем привычном понимании в Гвинее нет, - объясняет Сафронов. - Еще борща. Его мы как-то пытались приготовить там сами. Фрукты, овощи, мясо - все, что там имеется в наличии. Но по вкусу было совсем не похоже на привычные российские продукты.

Роспотребнадзор уже тестирует вакцину на крупных приматах

- У меня на часах все еще гвинейское время, - говорит Сафронов. - Сейчас наши коллеги там работают.

Раз в два месяца состав ученых проходит пересменку: несколько специалистов заменяют новыми, потому что в таких климатических условиях оставаться дольше физически сложно.

- Мы все понимаем, что, хотя заболеваемость и пошла на спад, расслабляться рано, - говорит Сафронов. - Работа продолжается уже семь месяцев и, по решению Роспотребнадзора, планируется, как минимум, до августа этого года.

Разработкой вакцины от вируса сейчас заняты все развитые страны мира. В России - ученые из Института «Вектор». Сейчас проводятся испытания на крупных приматах, только потом начнутся клинические пробы. Основная сложность поиска вакцины в том, что она должна быть не только эффективной, но и безопасной.

- Совместить эти два качества - создание иммунитета к Эболе и при этом безопасность в плане побочных действий - вот чего добиваются врачи, - говорит Сафронов. - И сейчас уже есть кандидаты на вакцину.

К сожалению, остается и риск единичных завозов лихорадки в Россию, даже несмотря на то, что у нас есть серьезная система профилактики. Например, в международных аэропортах сейчас осматривают всех прибывающих пассажиров, и с особым вниманием тех, у кого тепловизор показал повышенную температуру. То, что у нас не зарегистрировано ни одного случая заболевания, результат серьезных усилий Роспотребнадзора.

КСТАТИ

Лихорадка Эбола, как и опасная легочная чума, относится к первой группе патогенности, то есть обе болезни максимально опасны для человека. В отличие от чумы, заразиться которой можно, просто войдя в помещение к больным, Эболе нужен контакт с больным, инфицированным трупом или их физиологическими жидкостями.

А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

За помощь в борьбе с лихорадкой Эбола сотрудники Российского научно-исследовательского противочумного института «Микроб» получили государственные награды: медали ордена «За заслуги перед Отечеством» I и II степени.