Общество

Пока все дома: люди рассказали, как они работают, пока другие самоизолируются от коронавируса

Самарцы, которые работают в самоизоляции, рассказали, от каких привычек им пришлось отказаться и чему научиться, чтобы не бояться коронавируса
Полиция на страже, даже в столь нелегкий период

Полиция на страже, даже в столь нелегкий период

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

«Дома безопасней» - это фраза, которая на слуху последние пару недель. Многие действительно стараются не выходить из квартиры и перешли на дистанционную работу, но для представителей некоторых профессий это невозможно. Фотопроект «КП-Самара» о Самаре неизолированной - о тех, кому и в это нелегкое время сидеть дома не получается. Да и нельзя. Мы намеренно не стали писать о врачах - понятно, что в период борьбы с коронавирусом они на передовой и им можно посвящать отдельный проект. А сегодня мы о тех, кто помогает другим оставаться дома.

Ольга и Эдуард, кондукторы

Ольга и Эдуард, кондукторы

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Ольга и Эдуард, кондукторы

Наш трамвай из двух вагонов, поэтому работаем вдвоём. Сегодня я в смене с Эдуардом.

У нас у обоих стаж около трёх лет. С введением режима самоизоляции работа изменилась, конечно. Пассажиров стало меньше. По моим ощущениям раз в десять. Переживаем, что на зарплате это отразится. Вообще работать из-за коронавируса страшновато, но держим себя в руках. Нам выдали перчатки и маски, средства для обработки — пользуемся.

Пассажиры стали редко давать карточки в руки, прислоняют к терминалу сами. Бывает, что человек заходит и ему нужно, чтобы он него метр-полтора держали дистанцию. Сейчас соблюдаем, потому что пассажиров мало. Ездят люди разных возрастов, пенсионеры в том числе. Мы говорим им, что поберегли бы себя, а они отвечают, что в больницу нужно или за продуктами. Некоторые проезжают одну остановку и кажется, что действительно до ближайшего магазина, а есть такие, которые сидят от конечной до конечной. Многие пассажиры в масках, и каких мы только не видели — и с цветочками, и со зверушками, и со звериным оскалом. Перчатки тоже многие носят. Те, у кого нет, заменяют их пакетами полиэтиленовыми — несколько раз такое видели.

Соня, дворник

Соня, дворник

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Соня, дворник

Я работала медсестрой в одной из больниц Узбекистана, потом переехала в Самару и устроилась.. дворником. Мне страшно читать новости о коронавирусе, и я знаю как сложно сейчас врачам и как им необходима поддержка.

Но и сотрудники сферы ЖКХ, несмотря на карантин, тоже продолжают трудиться в это сложное время. Мы нужны домам, хотя не многие уважают наш труд.

Я каждый день убираюсь во дворах, обрабатываю специальным раствором ручки подъездов, кнопки домофонов и надеюсь на то, что это убережёт жителей.

У меня с собой маска и всегда есть перчатки. Да, страшно, но без нашей работы не обойтись, я это понимаю. Главное сейчас беречь себя и своих близких, а ещё добрее относиться к друг другу.

Екатерина, почтальон

Екатерина, почтальон

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Екатерина, почтальон

Я работаю с сентября прошлого года. Моя мама трудится здесь оператором, поэтому после учебы — я айтишник по образованию — устроилась в одно из отделений Почты России.

Мне нравится то, чем я занимаюсь, и я даже не думаю в связи с самоизоляцией искать какую-то дистанционную работу по специальности, которая у меня в дипломе. С людьми общаться интересней, чем сидеть за компьютером.

Наша деятельность с момента введения режима самоизоляции, конечно, изменилась. Почту мы обрабатываем в масках и перчатках, разносим — тоже. При общении с клиентами делаем все возможное, чтобы минимизировать риски - и для них, и для себя.

У почтальона, помимо прочего, можно заказать доставку продуктов на дом. Сейчас такая услуга особенно пользуется популярностью. Еще есть специальный мобильный терминал, с помощью которого можно прямо на дому оплатить коммунальные услуги — это сейчас тоже востребовано. Чаще стали посылки на дом заказывать, доставляем по 18-20 в день. Некоторые пенсионеры, с которыми давно работаем, переживают за нас, звонят, противовирусными рецептами и советами делятся. Стебли чеснока вот рекомендуют. Говорят, даже от чумы помогают.

Ильдар Шарипов и Иван Герасимов

Ильдар Шарипов и Иван Герасимов

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Ильдар Шарипов, заместитель командира полка ППСП Управления МВД России по городу Самаре, майор полиции

Моя жизнь никак не изменилась, работал и работаю по-прежнему. Что же касается моей семьи, то они соблюдают режим самоизоляции, хотя для детей это и непросто. Да и для многих взрослых сложно. Но мы разговариваем с людьми о необходимости его придерживаться. Процентов 90 граждан воспринимают спокойно. Выслушивают, просят разъяснений. Некоторые реагируют агрессивно. Недавно одна женщина – будущая мама - спорила с нами, что мы не можем ей указывать, что делать, а что нет. Что это ее решение: соблюдать режим или не соблюдать. Но мы убедили женщину поберечь свое здоровье и здоровье будущего ребенка, объяснили, почему безопаснее всего сейчас побыть дома. Подсказали онлайн-сервисы, которые могут помочь будущей маме обеспечить свой быт и досуг. Расстались уже на позитивной ноте, так как любой родитель – что я, что она - хотим здоровья своим детям.

Иван Герасимов, полицейский 4 роты полка ППСП Управления МВД России по городу Самаре, сержант полиции.

Я патрулирую набережную у Ладьи. За смену прохожу в среднем 25 километров. Вся моя семья сейчас на самоизоляции, в деревне. У меня нет какого-то внутреннего страха. Я соблюдаю все рекомендованные меры предосторожности и верю, что скоро все закончится.

Алексей Данилюк, машинист турбин Самарской ТЭЦ

Алексей Данилюк, машинист турбин Самарской ТЭЦ

Алексей Данилюк, машинист турбин Самарской ТЭЦ:

- Мою работу невозможно остановить и отложить: тепло нужно всем и постоянно, наша ТЭЦ снабжает теплом потребителей от ул.Алма-Атинской до ул.Советской Армии. По сложности процессов и количеству автоматики электростанцию можно сравнить с космическим кораблем. На щите управления десятки мигающих лампочками табло, дисплеев с разными параметрами работы оборудования. Вакуум в конденсаторе, температура и давление острого пара, вибрации подшипников... Все это надо уметь «читать», понимать, - и профессионально реагировать на любые отклонения в работе. А остановка турбины – это «конец света», причем в буквальном смысле, ведь на этом оборудовании вырабатывается электрическая энергия. Да еще и падение показателей теплоснабжения, ведь с отборов турбин вода идет на теплоснабжение горожан. Сейчас наша работа стала сложнее. Во-первых, за нашим здоровьем строго следят. На проходной измеряют температуру, выдали нам маски и дезсредства. Постоянно напоминают по голосовой связи, что нужно мыть руки.

Дома у меня жена и сын. Я бы очень хотел больше времени проводить с ними, но многотонной турбиной невозможно управлять в удаленном режиме. А потому хожу на работу, выполнять свои обязанности, чтобы сотни тысяч самарцев могли оставаться в комфортных домах.

Александр Хальзов

Александр Хальзов

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Александр Хальзов, старший инспектор по особым поручениям отделения контроля за оборотом оружия, Центр лицензионно-разрешительной работы Управления Росгвардии по Самарской области

Думаю, из названия моей должности понятно, чем я занимаюсь. Когда ввели режим самоизоляции, моя работа сильно не поменялась. Разве что окно, из которого ведется приём, теперь находится не в помещении, а выходит на улицу. Это помогает соблюдать рекомендованную дистанцию в полтора-два метра. Хорошо, что многое сейчас делается онлайн, личное присутствие нужно по-минимуму. Например, лицензии на приобретение готовятся дистанционно, к нам человеку нужно прийти только за готовым документом.

Я, как человек служивый, понимаю важность введенных мер. Родителям-пенсионерам запретил выходить из дома, всё необходимое им приношу. Супруга тоже соблюдает самоизоляцию. Она не выходит даже за покупками, потому что мы решили, что пока эти буду заниматься только я.

Татьяна Викторовна, киоскер «Роспечати»

Татьяна Викторовна, киоскер «Роспечати»

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Татьяна Викторовна, киоскер «Роспечати»

Я работаю киоскёром уже 14 лет. Пришла, потому что график удобный был. Думала, что ненадолго, пока проблемы свои личные не решу. Но так и осталась — понравилось. У нас тут место оживленное, покупателей много. С некоторыми за столько лет уже дружеские отношения сложились — знаю все дела их личные, семьи. Сейчас кого-то из них, в основном пожилых, реже вижу. Но мелькают новые молодые лица. Наверное, среди них как раз волонтеры есть, которые пенсионерам помогают с покупками. Хочу сказать, что в самом начале самоизоляции у нас аншлаг был. Скупали газеты, журналы и особенно сканворды. Люди запасались, чтобы время коротать. Мне самой, когда объявили о режиме самоизоляции, было страшно, но потом успокоилась потихоньку. Я же тут работаю, сама в перерывах все газеты читаю. Там разъясняют, что делать, как защититься. И если понимаешь, что что-то можешь предпринять, это успокаивает. Масок я сама нашила, средства дезинфекции нам выдали. Надеюсь, всё хорошо будет.

Леонид Кошман, корреспондент телекомпании «Терра»

Леонид Кошман, корреспондент телекомпании «Терра»

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Леонид Кошман, корреспондент телекомпании «Терра»

В период «самоизоляции» СМИ относятся к категории, чья деятельность не подпадает под запрет. Наша телекомпания я следим за всем происходящим, бесконечно меняющимся миром вокруг. Информируем о новых правилах поведения, реакции властей, настроении людей, которые оказались в новой ситуации. На редакционные задания с началом самоизоляции выезжаю только в маске. Бывает за 10 минут, например на посту ДПС при подготовке репортажа о работе сотрудников ГИБДД по информированию водителей о режиме самоизоляции, контактирую с 15 людьми. Индивидуальная защита тут необходима. Соблюдаем расстояние по возможности 1,5 метра. Заболеть не боюсь, потому что обладаю неплохим здоровьем. Атлетизм рулит. А вот заразить других не хотелось бы. Несмотря на сложную обстановку, уходить из профессии, в которой 10 лет, мыслей не было.

Эдуард, дезинфектор

Эдуард, дезинфектор

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Эдуард, дезинфектор

В период самоизоляции я имею право работать, но заказов просто нет. Видимо, сейчас перспектива пожить с тараканами кажется более привлекательной, чем выйти ненадолго из дома на время обработки.

Когда всё это только начиналось, я очень боялся, что ударит по бизнесу, так и случилось. Наверное, потому что у нас в Самаре утешительная статистика, сильного страха за здоровье нет. Хотя меры предосторожности я соблюдаю. В своем защитном рабочем костюме, конечно, в магазин не хожу, но руки мою, маску ношу и слежу, чтобы члены семьи это делали.

Джавид и Елизавета, волонтёры акции «Мы вместе», участники команды «Молодёжка ОНФ»

Джавид и Елизавета, волонтёры акции «Мы вместе», участники команды «Молодёжка ОНФ»

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Джавид и Елизавета, волонтёры акции «Мы вместе», участники команды «Молодёжка ОНФ»

Джавид

Я студент третьего курса, участие в волонтёрских проектах принимаю уже 2 года. Например, у нас есть акция «Связь поколений», так что опыт работы с пожилыми людьми, которым требуется внимание, уже есть. Акция «Мы вместе» идёт уже третью неделю, я в мобильной группе с первого дня. Заявки от тех, кому нужна помощь, поступают к нам через горячую линю. Сейчас у нас в среднем по 5-7 выездов день, потому что к команде постоянно присоединяются новые добровольцы, и нагрузка распределяется. В самом начале заявок на одного волонтера было больше. Первым делом мы реагируем на срочные вызовы. Например, недавно позвонила женщина и сказала, что ей нужен инсулин. Уже через десять минут волонтёры поехали в аптеку и привезли ей лекарство. Часто поступают просьбы, связанные с решением бытовых вопросов, покупкой продуктов. Некоторые заявки мне особенно запоминаются. Вчера, например, нам позвонила Татьяна Ивановна, ей 72 года. Она решила закупить продуктов на месяц вперед. Мы её несколько раз отговаривали, предлагали ограничиться продуктами первой необходимости и уверили её, что сможем доставлять еду хоть каждый день. Но она была непреклонна. Привезли ей 16 килограммов муки, 10 картошки, 5 моркови, 10 лука, 10 буханок хлеба — говорит, сухари любит. На эту заявку 4 волонтёра поехали. Приятно, что люди душевно благодарят, говорят, что очень признательны нам.

Елизавета

Общественной деятельностью я начала заниматься 2 года назад. Участвовала в различных проектах: работала и с детьми в школах и детских домах, и с пожилыми, была волонтёром на субботниках. К акции «Мы вместе» присоединилась с первого дня. Рассудила, что молодёжь не находится в зоне риска, в отличие от пожилых людей. Какой-то внутренний страх у меня есть, как у любого человека. Но я надеюсь, что меры предосторожности помогут. И, если верить возрастной статистике, я рискую гораздо меньше, чем пожилые люди, которым бы пришлось выходить, если бы не помощь добровольцев. С некоторыми из наших подопечных общаемся и вне их заявок. Мне один пожилой мужчина звонит каждое утро. Желает хорошего дня, спрашивает, как я, как дела. И это очень трогательно, что они беспокоятся.

Ирина, кассир-продавец

Ирина, кассир-продавец

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Ирина, кассир-продавец

На кассе я уже 8 лет, до этого работала в индустрии развлечений ведущей. Я тут на своем месте, потому что людей, общение люблю очень. Когда ввели режим самоизоляции, у меня было чувство, что иду, как на фронт., но и мысли отказаться от работы не было Спиртом себя «обливала» постоянно, маска, перчатки. Но у нас в городе случаев мало, это успокаивает.

Когда начался покупательский бум, люди, видимо, боялись, что продуктов не будет или подорожает всё очень. Пенсионеры скупали в основном гречку, сахар, соль, спички, туалетную бумагу, молочку. Приходили люди, у которых свой бизнес — детские сады, например, и делали закупки на большие суммы. Студентов мне было очень жалко, особенно приезжих. Я их распознаю. Они покупают только на день самое необходимое. Да, алкоголь ещё скупают. Люди постарше — водку, молодые — пиво. Сначала у нас был наплыв покупателей, сейчас гораздо меньше. Хотя вот в прошлую мою смену полно народа было, пожилых нет почти. Я думаю, что сейчас в основном волонтёры и дети родителям ездят за покупками.

Елизавета и Владимир, доставка еды

Елизавета и Владимир, доставка еды

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Елизавета и Владимир, доставка еды

Елизавета: Ресторан, в котором я работала, закрылся. Чтобы не сидеть дома, в первый же день карантина я устроилась в доставку. Физически тяжело, потому что много времени проводишь на ногах. Смены у нас от трёх часов и больше, в час — минимум один заказ нужно выполнить. Но в целом эта работа мало чем отличается от той, что была в моей жизни «до». Я всё это больше воспринимаю как игру. Работа — официальный способ гулять на карантине.

У нас бесконтактная доставка. Люди удивляются, почему не отдаем в руки еду, многим клиентам неприятно, что мы оставляем заказ и отходим. За все время работы только одна девушка спросила, будет ли доставка бесконтактной, остальные в шоке от этого.

Владимир: Я в доставке восьмой месяц. Мне нравится перемещаться на велосипеде, совмещать полезное с приятным. Не могу сказать, что с введением режима самоизоляции нагрузка увеличилась. Приняли много новых курьеров, поэтом иногда на одного человека заказов даже меньше.