Общество

Дневник скульптора: начинал с надгробий для собак, а теперь выставляет работы в Каннах

Молодой художник рассказал, чем сегодня живет профессия, прибыльное ли это дело и зачем он собирает металлолом
Скульптор стал популярен и в России, и в Европе.

Скульптор стал популярен и в России, и в Европе.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

Подросток, выбивавший надписи на могильных камнях, стал одним из самых многообещающих скульпторов Новосибирска. Его работы есть во французских Каннах, он создал памятники бердским десантникам и БМП с ветеранами Афганистана. Как сбор металлолома вдохновляет на искусство и почему скульптору сложно сдать заказ - в рассказе Максима Александрова, который мы оформили как его дневник.

Максим черпает вдохновение всюду.

Максим черпает вдохновение всюду.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

КАНИКУЛЫ НА КЛАДБИЩЕ

- Как я стал скульптором? В 14 лет пошел работать на кладбище - хотел обучиться на каменотеса и делать надгробия. Меня позвали в «похоронку» взрослые, 30-летние мужчины - они меня обучали всему. Вскоре я научился делать прямые линии, углы и выбивать буквы на могильных плитах.

Мой первый камень, который я сделал, - это надгробие для собаки. Обычно это брак из треснувших плит, такие стоят в ритуальных салонах в углу. Так и называется - «собачке».

Максим Александров работал на кладбище - делал надгробные памятники, а теперь изготавливает монументы воинам Афганистана и Чечни в Новосибирске.

Максим Александров работал на кладбище - делал надгробные памятники, а теперь изготавливает монументы воинам Афганистана и Чечни в Новосибирске.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

Несколько лет я выбивал надписи на надгробных плитах, платили по 500 - 1000 рублей за восемь часов работы. Я учился в профучилище № 59 и на лето устроился работать на кладбище. Через три года уже мог вырезать сложные формы - розочки, листики, березки в камне. Отдаленно напоминало скульптуру, но это типовые вещи.

Меня учили работать опытные каменотесы. Учили хорошо, но делать могильные памятники для «авторитетов» мне не доверяли. Я бы и сам не взялся, потому что работа не стоит тех рисков. Камень - дорогая вещь, около 50 - 100 тысяч рублей, за буквы получаешь 5 - 6 тысяч рублей, а если накосячишь - покупаешь новый камень на свои деньги. Или перешлифовываешь этот.

Скульптор сделал сварку искусством.

Скульптор сделал сварку искусством.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

УЧИЛСЯ НА СКУЛЬПТОРА, А В ИТОГЕ СТАЛ ЕЩЕ И СВАРЩИКОМ

- Потом я поступил на факультет монументально-декоративного искусства в НГАХА. Мое занятие «похоронкой» особых преимуществ в обучении не дало. Но работа каменотесом меня направила - уже тогда захотелось заниматься монументальной скульптурой. Моими учителями стали Николай Мартьянов, Александр Крутиков, Владимир Грачев, Михаил Омбыш-Кузнецов - наследники советской школы искусства.

Я искал способ делать скульптуры дешевле, ведь отливать их в бронзе слишком дорого и сложно. Но и с пластиком, и с полимерами я не люблю работать - очень раздражает рутина. Хотелось делать скульптуру из металла сразу в финальном виде, работать в материале - и благодаря сварке эта возможность появилась.

В Новосибирске почти каждый автослесарь делает скульптуры из металлолома, некоторые работы впечатляют. Отдельные мастера делают из автозапчастей мебель, она ценится у дизайнеров. Образование - это хорошо, но некоторые «гаражные» работы заткнут за пояс поделки профессиональных художников. И тем, кто сейчас поступает на скульптора, я советую... подумать. И понять, что легко не будет никогда. Будьте готовы работать «за еду».

Новосибирску не хватает красивой городской скульптуры. Хотя бы из проволоки.

Новосибирску не хватает красивой городской скульптуры. Хотя бы из проволоки.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

ОТ ЗОНТИКОВ К МОНУМЕНТАМ

- Моей первой серьезной скульптурой был фонтан «Три черепахи» (2007 год) - совместный проект с сокурсником - для частного заказчика с обкомовских дач. Затем было много небольших частных заказов. Кроме того, я сделал зонтики у входа в бизнес-центр «Бутон» напротив Николаевской часовни. Теперь с ними все делают селфи.

Только я фанат соцреализма, а не селфи. Не такого соцреализма, как «Девушка с веслом», хотя она шикарна. Чтобы понять советскую монументальную скульптуру, нужно глубже вникнуть и посмотреть, какие работы тогда создавали. Есть чему поучиться даже сейчас. Скульптурные композиции, посвященные героям Великой Отечественной войны и труженикам тыла, Мамаев курган, Брестская крепость…

Еще культура оружия, воинства меня всегда привлекала. В детстве я увлекался историей, занимался моделизмом. Так получилось, что в 2012 году я работал с девочками из металлоковки, они искали исполнителя для мемориала воинам Бердской бригады спецназначения. На мне была работа с бетоном и металлом. Трудился над монументом больше года, но в итоге получился памятник, которым я доволен.

Александрова вдохновляют соцреализм и металлолом.

Александрова вдохновляют соцреализм и металлолом.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

«ВОВРЕМЯ - ЭТО ТОГДА, КОГДА ГОТОВО»

- Самое выгодное - заниматься скульптурой в Европе. В 2019 году меня позвали сделать композицию из проволоки - парящие люди. За месяц я заработал больше, чем в Новосибирске получил бы за полгода. Работа Exodus («Исход») была изготовлена в Каннах и посвящена борьбе с современными рамками приличия, которые мягко подменили собой цензуру в обществе. Но я люблю Новосибирск, поэтому работаю здесь. Недавним достижением стало открытие памятника ветеранам боевых действий на Красном проспекте, я отвечал за скульптурную группу на БМП. Это были напряженные месяцы работы. И я понимаю, что можно было бы сделать чуть лучше.

Скульптура Exodus, посвященная современной цензуре, установлена в арт-пространстве французских Канн. Фото: предоставлено Максимом АЛЕКСАНДРОВЫМ.

Скульптура Exodus, посвященная современной цензуре, установлена в арт-пространстве французских Канн. Фото: предоставлено Максимом АЛЕКСАНДРОВЫМ.

Брать госзаказы на памятники мне сложно - я не очень пунктуальный человек. Я не считаю, что поработать над монументом, который простоит 100 лет, еще месяц - это лишнее. А чиновники и бизнесмены в шоке от такого взгляда на жизнь, для них сроки - это серьезно. Их философия проста: неважно, что ты сделал, главное - вовремя. А для меня важно то, что я сделал, и пускай потратил на это лишний месяц. Вовремя - это тогда, когда готово.

Не было бы счастья, как говорится, но сейчас вся эта засада с коронавирусом помогла мне выдохнуть. Заказчики затормозили многие проекты, а у меня наконец появилось время заняться творчеством. Доделать все собственные идеи и задумки, которые лежали по углам.

Инструменты мастера для работы.

Инструменты мастера для работы.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

«ВДОХНОВЛЯЕТ СБОР МЕТАЛЛОЛОМА»

- Вдохновение черпается отовсюду, откуда угодно. Ты идешь по улице, в кустах находишь красивую железяку - и она тебя вдохновляет на неделю работы. Завод «Сибсельмаш» вдохновляет - настраивает на философский лад. Ты будто открыл мастерскую в брюхе Левиафана, выброшенного на берег. Когда выходишь из мастерской - настигают мысли о вечном, о том, какие грандиозные вещи могли совершать наши предки. Сейчас таких заводов не строят.

Меня часто спрашивают, что самое сложное в работе, какая часть - самая важная. Мне кажется, самое выразительное, самое тонкое в скульптуре - это передать движение рук. Люди разговаривают руками, люди поют руками - можно наблюдать часами. Кисти рук - это самое сложное, намного сложнее лиц, фигур. Сделать руку живой сложнее, чем что угодно. За все время я сделал десятки рук, отдельно и в составе скульптур. Эта часть работы над каждой скульптурой нравится мне больше всего.

А самый главный совет тем, кто хочет чего-то добиться в скульптуре: учитесь работать в команде. Что двое сделают за неделю - один не сделает за месяц. И многие хорошие задумки не были воплощены только потому, что у человека не хватило рук.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, сообщите об этом в редакцию:

Редакция: (383) 289-91-00

Viber/WhatsApp: 8-923--145-11-03

Почта: kp.nsk@phkp.ru