Общество

«Ты наша совесть»: в Жигулевске женщина стала мамой для 48 детей и спасла их в годы войны

Александра Деревская вырастила 48 приемных детей. Сначала государство было благодарно подвигу матери, а через несколько лет семью «ликвидировали»
Александра Аврамовна стала спасительницей для детей в годы войны

Александра Аврамовна стала спасительницей для детей в годы войны

Фото: Личный архив

Приемной маму дети не считают. Это их родная Мама (пишут про нее только с большой буквы), которая сумела в сложное время защитить детей.

Александру Деревскую называют роменской мадонной. Героическая женщина усыновила 48 детей, жили они в городе Ромны, на Украине. Но мало кто знает, что история матери-героини началась на Волге, в Куйбышевской области, среди Жигулевских гор. Именно здесь Александра помогла многим детям пережить войну.

«Будет у тебя мама»

Своих детей у Александры Деревской (в девичестве Семеновой) не было. О том, почему так вышло, известно немного, да и в семье это не обсуждалось. В одной из биографий Александры говорится: в 16 лет Сашу выдали замуж. У них с мужем Иваном родилась дочь, они ждали второго ребенка. Но грянула эпидемия тифа: муж и дочка умерли от болезни. Родной матери Шуры в живых уже не было. В отчаянии Шура решилась на аборт. Врачи предупредили: детей у женщины уже не будет.

После собственной трагедии Шура поняла, что хочет помогать людям. Девушка пошла работать в госпиталь и там познакомилась с будущим мужем Емельяном Деревским.

У многодетной матери хватало времени на каждого

У многодетной матери хватало времени на каждого

Фото: Личный архив

Емельян был вдовцом: от первого брака у него остался сын Митя. Мужчина переживал, что мальчик растет без матери. Шура пообещала: будет у него мать. И молодые люди усыновили Митю. Скоро Деревские взяли к себе младшего брата Емельяна Тимофея и 10-летнюю Панну, сироту из его родной станицы. Через несколько лет старшие дети отдалились, и Александра пошла в детский дом. Там ей запала в душу двухлетняя Валя – налысо обритая, почти незрячая. Несмотря на отговоры персонала, женщина взяла малышку и вылечила ее.

Сызрань и Тольятти

В 1937 году Деревские перебрались в Сызрань Куйбышевской области, там Емельян работал на нефтепромысле. В это время Александра взяла из местного детдома двоих мальчишек – Веню и Сережу. Ребятам было по два года, оба больные, без родителей.

- Я возьму их домой на первое время. Выхожу и верну, - решила тогда Александра.

Но мальчики так и остались в семье Деревских. Через два года семью перевели в село Отважное (теперь это город Жигулевск). Там Александра организовала ясли для детей нефтяников и стала заведующей. Дальше семья Деревских становилась все больше. Всего с 1919 года по 1959 год Деревские воспитали 48 детей-сирот.

У каждого из детей была своя трагедия. Однажды Александра Аврамовна услышала, как разговаривают доярки: маленький город Ставрополь на Волге (теперь Тольятти) переполнен эвакуированными семьями с детьми. Жили они в палатках на берегу Волги и во дворе детского дома.

- Не сомкнула глаз в эту ночь Александра, все прикидывала: как можно будет прокормить семью, если она привезет из Ставрополя кого-нибудь из детей. Емельяна дома не было, не с кем было посоветоваться. Она была уверена, что муж поймет ее и не будет протестовать, - вспоминала дочка Валя в одной из своих книг.

Во дворе детского дома было не протолкнуться. Дети бегали между кроватями, которые стояли прямо на улице. Шура оглянулась: все одинаково обездолены, кого же выбрать?

- Моя мама плиехала, вон она! Мама, не уходи, я тут, я иду к тебе, мама, мама! – из толпы к Александре выбежала девочка и схватила подол ее платья. – Ты так долго не ехала за мной, я здала, здала! Пойдем домой, мама!

Так Шура сделала выбор, и в полку Деревскиих прибыло – поселились Нина и ее неразлучный друг Санька. Ребята жили в одной деревне. Их родители ушли на фронт, а больше никого и не осталось. Позже в дом пришли старшие братья-сестры Нины и Саши.

Мама с малышами, которых она вытаскивала буквально с того света

Мама с малышами, которых она вытаскивала буквально с того света

Фото: Личный архив

«Роланд – немец, но не фашист»

О Деревских услышали по всей области. Детей им отдавали, приносили на время, подкидывали… Однажды Александр и Емельян забрали сына репрессированных поволжских немцев Роланда. Другие дети мальчика не принимали, называли его фашистом.

- Роланд немец, это правда. Но родители его не фашисты, а советские люди. Нет плохих наций, есть плохие люди, - объясняла тогда Александра.

Детей уже было 20 человек. Еды не хватало. Тогда Александра Аврамовна попросила помощи у начальства нефтепромысла, но управляющий только пожал плечами:

- Уважаемая, мы ценим Вашу заботу о детях. Но и Вы поймите: у нас тоже не закрома; на Вашу растущую семью надо привозить продукты грузовиками. Мы не в силах снабдить вас, как полагается. Да и Вы для чего неограниченно набираете детей? Есть детские дома, всех не обогреете.

В этот же вечер бригадир колхоза вез с мельницы муку, лошадь с трудом тянула слишком тяжелый воз. Один мешок он оставил у дома Деревских. И так спас семью от голода.

«Дети – мое личное дело»

В 1942 году Александра Аврамовна взяла 17 детей из блокадного Ленинграда – их всех по «дороге жизни» эвакуировали в детский дом волжского Ставрополя. Большинство детей были ослаблены, тяжело болели. Пятилетки Лида и Вова страдали цингой и даже не могли сами идти. Увидев их, Емельян высказал жене:

- Зачем ты это сделала - взяла таких больных? Они же не выживут, умрут! А ты ведь будешь за них в ответе!

Но Александра Аврамовна отпоила детей травами. И цинга отступила. Новенькие продолжали прибывать. Но помощи ни от кого Александра больше не ждала.

- Дети – мое личное дело; нельзя свои заботы навязывать никому, - объясняла женщина.

Голодные времена кончились, когда семье выделили гектар земли и помогли его засеять.

- К сожалению, отец не выдержал такой нагрузки… Наступил момент, когда однажды он ушел из семьи… Я жила в семье Деревских в годы, когда отца с нами уже не было, - вспоминает Алла Сербина, которая попала в семью уже после войны.

- Как же она одна со всем справлялась?

- У Мамы не было специального образования, ни медицинского, ни педагогического, но она обладала талантом педагога - самородка. У каждого из детей были свои обязанности. Она не боялась доверять детям серьезные дела. При этом Мама учитывала не только способности и наклонности, но и состояние здоровья ребенка, его физические возможности. Старшие дети заготавливали на зиму дрова и торф, обрабатывали землю, получали для семьи продукты. Целая бригада из детей-подростков, мальчиков и девочек, работала на двух гектарах огорода, выделенных семье. Сами сажали, пололи, выращивали овощи. Несколько старших мальчиков составили другую бригаду: они убирали в свинарнике. Девочки следили за порядком в комнатах, помогали Маме на кухне: мыли посуду, чистили картофель.

К концу войны Деревские взяли в семью 35 сирот.

«Я хочу с тобой, ты моя мама»

К Александре Аврамовне часто приходили искать своих детей. Это вынести женщине было тяжело.

- Я хорошо помню, как Мама всегда с замиранием сердца прислушивалась, не скрипнет ли калитка, если возле нашего дома шел прохожий, и с облечением вздыхала, когда он проходил мимо. Однажды к нам в дом пришла женщина, в руке у нее был пакет со сладостями. Это была старшая сестра нашего Валерия. Она искала своего братика и хотела забрать его к себе. Мама позвала детей и спросила: «Дети, отдадим Валеру?» Они громко и дружно ответили: «Нет!», а трехлетний малыш, крепко обхватив Мамины колени, сказал: «Я хочу с тобой, ты моя мама». Женщина опустила голову и ушла ни с чем, - рассказала «Комсомольской правде» Алла Сербина.

Та самая статья в "Комсомолке", благодаря которой дети снова встретились

Та самая статья в "Комсомолке", благодаря которой дети снова встретились

После войны Деревские переехали в город Ромны. Там большая семья продолжала расти. Но к началу 50-х годов власти стали все чаще интересоваться семьей Деревских: начались постоянные проверки и комиссии.

- Все эти тревоги подкосили Мамино здоровье, она попала в больницу, - вспоминает Алла Сербина. – Так началась «ликвидация» семьи Деревских. Детей у Мамы изъяли, разбросали нас по разным детским домам. В 1959 году Мама умерла. Мы нашли друг друга только спустя много лет. После статьи в «Комсомольской правде». Эта газета – наша крестница.

Лида, та самая блокадница, вспоминала: маму хоронили все сироты города. Самые маленькие шли впереди процессии и дорогу устилали цветами. На могиле Александры Деревской установлен мраморный памятник. Там надпись: «Ты наша совесть, наша молитва – Мама. Земной поклон тебе. Твои дети: [имена 48 детей]».