2019-12-19T13:53:12+03:00

«Реаниматолог рыдал в подсобке»: медики о профессиональном выгорании

Барнаульские врачи испытывают мощный психологический прессинг
Поделиться:
Комментарии: comments1
Больница в БарнаулеБольница в БарнаулеФото: Олег УКЛАДОВ
Изменить размер текста:

На Алтае все чаще говорят о выгорании медиков. Профессиональное выгорание сравнивают с горящей проводкой. Синдром развивается на фоне хронического стресса и ведет к эмоциональному и энергетическому истощению. В июле министр Дмитрий Попов даже попросил руководителей медицинских организаций привлечь психологов. А что думают опытные врачи на тему «горящей проводки»?

«В отпуске скучаю по операционной»

- Когда человек работает с желанием, получает удовольствие, он реже выгорает, - считает Владимир Лебедев, главный офтальмолог Алтайского края, заслуженный врач России. - Я пришел в профессию с желанием. Помню, в детстве хирурги, вырезавшие мне аппендицит, подарили скальпель и пинцет. И я тогда в семь лет начал оперировать кактусы, все их порезал, накладывал швы, узлы, зашивал. Специализацию офтальмолога выбрал уже на первом курсе, приходил на операции, был активной «промокашкой», как называли ассистентов.

Теперь, когда из операционной выходишь, простите, иногда даже носки мокрые от пота - волнуешься, стараешься сделать все лучше. Когда видишь, что помог, получаешь удовлетворение. И в отпуске я уже скучаю по работе. Вот это чувство, слава богу, пока для меня перевешивает горечь от того, что говоря по-русски, профессию врача опускают. Медики испытывают психологический прессинг. Многие при этом перегружены от того, что или набирают дежурства, или после государственной службы идут еще на подработку. Когда человек отработал восемь часов в государственной, потом идет в частную клинику, естественно, перегрузка на лицо.

В Москве ситуация другая. Когда одна моя ученица уезжала в столицу, посоветовал устроиться частную клинику. Если что, говорю, позвоню, порекомендую. Встречаю потом, она рассказывает, что работает в государственной поликлинике. «А что так? – спрашиваю. А она рассказывает: «В частную пришла, предложили 80 тысяч». Я говорю: «Хорошая же зарплата». А она улыбается: «Пришла в государственную, там 150 тысяч дали». Вот и все. И она с удовольствием работает. Во-первых, получает от своей работы удовлетворение, во- вторых, ее правильно оценили.

«Врачей превращают в фельдшеров»

- У нас сегодня перекосы в медицине. Я бы назвал это фельдшеризация, - говорит Александр Коломиец, хирург высшей категории, заслуженный врач России, стаж которого в медицине более 50 лет. - Врачей превращают в фельдшеров этими едиными стандартами. На самом деле, способов лечения много, хороший врач должен выбрать лучший для пациента. Я лично на работе не выгорел, как и мои коллеги в Железнодорожной больнице, где всю жизнь лежала моя трудовая книжка. У нас не было ни одного алкоголика в коллективе до определенного момента. Потом появился один, не буду называть фамилии. Ему через какое-то время было нужно не просто выпить, а как он говорил: «Я должен покиснуть». Но я думаю, что это не выгорание, просто наследственные особенности. Меня раздражают фильмы, где медиков показывают матерыми алкоголиками.

«Строй сменился, а труд врача так и не ценится»

- Это выгорание только от того, что труд врача не ценится, - считает Сергей Корепанов, кандидат медицинских наук, врач-онколог, фитотерапевт. - Мы раньше говорили: «В капиталистических странах врач - одна из самых высокооплачиваемых профессий». У нас строй сменился социалистический на капиталистический, а труд врача как не оплачивался, так и не оплачивается. А из-за профессии невозможно выгореть. Помогать людям на самом деле приятно. От этого человек не выгорает.

«Ненавижу смерть детей»

- В отличие от других, реаниматологи в профессии сталкиваются с крайне жесткими ситуациями, - говорит Олег Першин, реаниматолог в отделении реанимации и интенсивной терапии Алтайского краевого центра охраны материнства и детства. - Несколько лет назад к нам пришел молодой талантливый доктор. Он вообще ни разу не видел смерть, ну так в его жизни получилось, а здесь на его глазах и руках умер ребенок. Доктор делал все правильно, бился долго, но у ребенка было много врожденных аномалий…

Опытный врач потом нашел парня в подсобке, где он плакал. Нет, рыдал в рукав.

- Примирись, - сказал я ему. - Если останешься в реанимации, такое будет не часто, но обязательно будет. Смерть иногда неизбежна. Но остальным не дадим помереть. Много больше, которых не отпустишь туда. Парень был толковый, главное у него были и ум, и желание лечить. Но психологически он оказался не готов, поэтому вскоре ушел работать в университет. Не срослось - испугался смерти. Зато стал большой величиной в биологии, но как врач не получился, извинялся. Дружим искренне. Пару раз я и сам дома в пьяном виде рыдал, как мальчишка, после смертельных случаев, когда ты делаешь все возможное, а ребенок уходит… Я ненавижу смерть детей. Это самое страшное, с чем приходится иметь дело. А когда к этому добавляется капитальный напряг, плюс в последнее время разборки каждый раз, когда ты сделал шаг влево от стандартов…

Официально

- Проблема профессионального выгорания врачей актуальна для любого региона,- так прокомментировал тему Дмитрий Попов, министр здравоохранения Алтайского края. - В этом году мы провели форум молодых врачей и решили узнать, как они видят эту ситуацию. И первое, о чем они говорят, помимо уровня зарплаты, это профессиональный рост. Поэтому сегодня мы предлагаем им возможность расширения компетенций по смежным специальностям. Например, акушеры-гинекологи могут освоить ультразвуковую диагностику и т.д. Соответственно, чем большими навыками будешь обладать, тем выше будет и твоя зарплата.

Прокомментировал Дмитрий Попов и тему стандартов в медицине.

- Стандарты вырабатываются профессиональным сообществом, не одним врачом. Да, особенность врачевания в том, что каждый человек достаточно индивидуален. Поэтому, говоря о некой философии врачевания как творческого направления, я бы хотел сказать следующее. Для того, чтобы художнику стать великим, ему нужно научиться делать элементарные вещи. Когда ты научился делать элементарные вещи, ты можешь уже выбирать из всей палитры красок. В нашем случае выбирать из исследований, лекарственных препаратов, назначений и т д. Нужно говорить о некой индивидуальности этого пациента. В связи с этим в каждой медицинской организации имеется так называемая врачебная комиссия. Когда врач может сказать: «Этот пациент особенный, он не попадает под все требования, мы его должны вести индивидуально». И на этой врачебной комиссии должны решить - да или нет. Все остальные вещи очень часто, увы, носят разный характер, в том числе имеют место быть и негативные последствия. И тогда основная защита врача (в случае, если пациент предъявил претензии и следственный комитет пришел в случае неблагоприятного исхода) – это как раз то самое коллегиальное решение.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также