2019-03-22T10:24:51+03:00

В Иране условия как в Дубае, но россияне об этом не знают

Главный редактор из Ирана рассказал, почему считает важным проведение экономических форумов в Саратове
Ахмад ВахшитехАхмад ВахшитехФото: Александр Уриевский
Изменить размер текста:

В поселке Гермес под Саратовом в начале марта прошло экспертное заседание по вопросам межрегионального взаимодействия Поволжского макрорегиона ЕАЭС с Западным Казахстаном.

Главный редактор Russia Viewer из Ирана Ахмад Вахшитех, рассказал корреспонденту «КП-Саратов», почему он принимал участие в саратовском экономическом форуме в прошедшем году, планирует участвовать в новом, и верит, что самые крепкие связи государства должны налаживать на уровне регионов. Ахмад, журналист, политолог и исследователь, продвигает идею «народной дипломатии» во взаимоотношениях Ирана и России. Интеграция между странами не должна быть только на политическом уровне и развиваться с подачи государства. Это, в первую очередь, должны делать компании, бизнесмены, участники негосударственного партнерства, то есть интеграция должна развиваться и «сверху» и «снизу». Хорошим стимулом для активизации экономических отношений явилось подписание временного соглашения о Зоне свободной торговли Ирана и Евразийского экономического союза. Но несколько проблем сохраняются.

На заседании экспертного совета Фото: Александр Уриевский

На заседании экспертного советаФото: Александр Уриевский

- Если посмотреть, какая сегодня основная проблема между Ираном и Россией, то это вопрос денег. Я имею в виду взаиморасчеты, потому что Иран под санкциями и не может использовать систему Swift. Если хотим серьезных отношений России и Ирана, то надо решать эту проблему — привлекать Сбербанк к работе с Ираном, запускать там карту «Мир», это очень помогло бы бизнесу, мы могли бы его планировать, знать что и сколько будет стоить завтра. Пока этого нет.

Иранские бизнесмены готовы приехать в Россию, но они не знают ни языка, ни законов, они вообще «не в теме». То, что происходит сейчас в Саратове, именно в Саратовском районе, это то самое нужное движение на пути реализации необходимых инициатив.

Основной вопрос, который между Россией и Ираном сегодня стоит, это сложности коммуникации бизнес-сообществ. Здесь в Саратове в 2018 на экономическом форуме была делегация иранского парламента. Участники форума посещали несколько производственных предприятий. Но что изменилось после их возращения в Иран? Все эти люди — политики, а подобные выезды должны проходить с участием иранского бизнеса.

Сегодня я вижу современное развитие отношений между Россией и Турцией. Или между Россией и Саудовской Аравией. Они не строятся по принципу — сначала политика, потом экономика, потом культура. Начали с культуры, с туристов, которые проводят время в другом государстве, люди проводят время вместе. Много русских поехало в Турцию, много турков - в Россию. Они учат языки, они понимают больше обычаи и культуру и понимают, что могло бы быть хорошо здесь для бизнеса. Это люди, подчеркну, не государственные институты. А далее шаг за шагом идет развитие отношений и дорастает до политики.

Давайте вспомним про сбитый российский самолет. Все тогда думали — отношения между странами закончились. Но через шесть месяцев связи были восстановлены. Потому что когда порвались отношения в политике, связи между людьми и даже бизнесом — они остались.

А отношения с Ираном строятся, прежде всего, на политическом уровне. Между нашими странами развиваются хорошие политические связи. Президенты Ирана и России уже 14 раз встречались. Идет активное межпарламентское взаимодействие. Теперь необходимо активизировать и экономические связи. А этим уже должны заниматься не государства, а бизнес.

То, что мы сегодня обсуждали в Саратовском районе, это шаг в данном направлении, это «народная дипломатия».

Кто я? Я — не политик, я — журналист. Пишу о Саратове в популярном издании в Иране, а потом мои материалы перепечатывают другие иранские СМИ. Таким образом, издание Russia Viewer помогает иранцам лучше узнавать не только о Москве, но и о российских регионах и их инвестиционном потенциале. Также мы даем объективную информацию и о потенциале иранского бизнеса. Мы также помогаем говорить напрямую с людьми на местах, с компаниями. Общественное мнение играет очень важную роль. Например, в Иране есть свободная экономическая зона Энзели (Anzali port) мы хотели бы говорить сегодня о потенциале взаимодействия данной зоны и Саратовского района.

.

.

Культура и медиа должны помочь, чтобы люди были вместе и могли лучше понять друг друга и узнать больше друг о друге. Если сегодня я спрошу несколько человек здесь, что они знают про Иран, мне двое-трое из них обязательно ответят: «Ирак? Там где война?». Они так думают, не знают, где это, война там или нет, — и как можно строить бизнес в таких условиях? Юг Ирана сегодня — как Дубай, только намного дешевле. Но русские едут в Дубай, а не в Иран, потому что думают, что у нас война, все ходят в хиджабах и много других проблем.

Наоборот, вы приедете в Иран и спросите про Россию. Что вы думаете, там вам ответят? Россия — это напряжение с Турцией, Гюлистан, конфликт Азербайджана и Армении, война. Россия всегда обманывает — люди думают так, потому что так транслируют им британские СМИ.

Поэтому, культурные взаимоотношения и связи сейчас важнее, чем дипломатические. Они должны принести больший результат.

Шесть лет назад, когда я начинал свою журналистскую карьеру, я тоже не имел объективного представления о России. Последние 3-4 года я лучше узнал Россию, потому что учусь и живу в Москве. Я здесь живу, я смотрю телевизор, читаю и понимаю новости, я путешествую в другие города России. Теперь я понимаю, что СМИ часто искажают объективную информацию о России. Наша задача — объективная подача информации и выстраивание экономических и культурных связей, особенно на межрегиональном уровне, потому что межрегиональные связи менее политизированы и строятся на реальной взаимовыгодной экономической основе.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также