Звезды

Татьяна Михалкова: В моде не должно быть нормы, иначе это будет скучно

Президент «Русского силуэта» рассказала о том, сказался ли кризис на состоянии отечественной фешн-индустрии
Татьяну Михалкова поделилась своими соображениями об отечественной моде

Татьяну Михалкова поделилась своими соображениями об отечественной моде

Фото: Евгения ГУСЕВА

Во времена роста евро пришло время сфокусироваться на отечественной моде. 27 сентября в Гостином дворе подводят итоги конкурса молодых дизайнеров под патронатом фонда «Русский силуэт», президентом которого является Татьяна Михалкова, а учредителем - Александр Митрошенков. В конкурсе участвовало более 4000 дизайнеров из России и стран ближнего зарубежья, из которых было отобрано 72 финалиста. Они-то и поборются за главный приз - обучение в Domus Академии в Милане, а также за 26 уникальных стажировок и призов, предоставленных российскими и зарубежными домами моды и компаниями.

Перед финалом мы навестили Татьяну Евгеньевну в ее доме на Николиной горе, где она рассказала нам, сложно ли российскому дизайнеру найти свой путь к покупателю в это непростое время, а так же поделилась своими соображениями об отечественной моде.

- Конкурс готовили полтора года, было непросто: нужно было объездить города – от Владивостока до Прибалтики, везде посмотреть коллекции, отобрать, всех соединить, - объясняет Татьяна Михалкова. - Всех еще надо устроить – многие же едут со своими моделями. Плюс 30 человек жюри едет со всех стран... Мне кажется, у нас проходит самый масштабный конкурс – и в России, и в мире. Мы могли бы одеть-обуть весь земной шар, если бы была такая экономическая возможность. Нам другого не хватает – швей-мотористов, меховщиков, вышивальщиц, скорняков…

- Мне кажется, что сейчас люди меньше покупают заграничных товаров, и должен наступить подъем отечественного производства.

- Сложно восстанавливать производство, когда оно разрушено. Но то, что сдвиги есть и то, что люди начали одеваться у российских дизайнеров – это однозначно. Когда любая вещь пересекает границу, она автоматически дорожает в три раза. Китай и Турция стали намного дороже, поэтому надо развивать свое дело. Для этого и проводится конкурс, подтягиваются наши бутики – и ЦУМ, и ГУМ. Но пока цена высоковата. Когда наши вскарабкиваются на модный Олимп, то начинают думать – а чем мы хуже иностранных брендов? Задирают цены…

- Возможна у нас такая ситуация, как в Дании или Швеции, где 90 процентов модной одежды – местное производство?

- Наверное, надо быть такой же маленькой страной, чтобы это получилось. Проблема в России в том, что у нас нет доступной, народной марки, как Zara в Испании, чтобы одеть молодежь. Мы относимся к моде как к искусству. Но это же еще и бизнес, и хорошо, что начали учить, как правильно продать и кому, чтобы не было просто коллекции ради коллекции, чтобы ее можно было бы купить.

- Многие, кстати, думают, и небезосновательно, что российские молодые дизайнеры – это больше не про моду, а про самовыражение.

- Я к этому отношусь нормально. Нам не нужны копии модных трендов. На конкурсе мы хотим увидеть креатив, национальные традиции. Как, например, якутские модельеры, сделавшие невероятную коллекцию. Мы ее отвезли в Канны, и все в шоке были от этой вышивки, от оригинальных платьев. Конечно, конкурс все проблемы не решит – он даст шанс показаться, но надо иметь силу духа и характер, чтобы идти дальше.

- В «Русском силуэте», кстати, участвовали модные ныне дизайнеры - Александр Терехов, Вика Газинская…

- Да, Терехов уже звезда, Ахмадуллина – звезда. У Вики была чуть ли не лучшая коллекция – она поехала в Италию, Данию…Мы ей все говорили - не бросай институт, трудись, делай коллекцию. А то многие же идут по принципу – одел звезду и уже будто популярен.

- А как молодому модельеру сейчас раскрутиться? Многие, конечно же, продают свои вещи в Инстаграме – там самая удобная площадка. И звезды с удовольствием в своих соцсетях показывают наряды от наших модельеров за какие-то бонусы или бесплатную одежду…

- Да, многие ушли в Интернет, минуя магазины и все эти сложности с арендой, обслуживающим персоналом.

– Вот у вас есть тройка победителей, и как понять, кто из них сможет двигать вперед отечественную моду? Вот он самовыразился, например, всех поразил сложной фактурой и безуминкой, но сможет ли он делать что-то массовое?

- Конечно, все разные: кто-то сейчас вспыхнул и все, а кто-то планирует бежать на длинную дистанцию. В жюри у нас около 30 человек и мы никогда не советуем, чтобы они кому-то дали место. Если этот дизайнер подходит этому модному дому, то они его берут. Бывает иногда одному сразу три приза – за других дизайнеров становится обидно.

- Последнее время на показах мод на Западе происходит что-то невообразимое: мужчины рекламируют женские сумки, или вот на днях на подиуме у Марка Джейкобса вышла модель размера 3XL, вся в татуировках. Это нормально? Или в моде в не должно быть такого понятия, как норма?

- Я думаю, не должно быть нормы. Дизайнер в итоге по своему заработку посмотрит - если коллекция будет провальной, значит он изменит свой стиль. Если бы мы делали все одинаково, то мода была бы скучной. Должен быть полет, воображение.

- Но и традиции должны быть?

- Мы тоже за это боремся. Не в том смысле, что все должны надеть кокошники. Хотя у нас будет одна коллекция, где кокошники зажигаются в темноте…

- Я недавно разговаривала с Вячеславом Зайцевым, который сказал, что ему приходится очень непросто – налоги сжирают львиную долю его заработка. А, если ты молодой дизайнер, то тебе еще тяжелее заработать, чем такому мэтру.

- Хотелось бы обратиться к нашему правительству, чтобы вот эти корнеры для молодых были больше, бесплатные. Чтобы люди могли прийти и заказать в универмаге или где-то еще одежду от русского дизайнера. Ведь существует много способов поддержать отечественных художников моды - снизить цену за аренду, разработать систему грантов для начинающих модельеров, ограничить импорт, предоставлять беспроцентные кредиты на производство... Умы есть, таланты есть, мне кажется, все должно получиться.