Земля леопарда

«Редких кошек уничтожали как символ нации»

Ученые разных стран будут вместе спасать дальневосточных леопардов
Японские охотники с одним из последних леопардов на Корейском полуострове.

Японские охотники с одним из последних леопардов на Корейском полуострове.

Дальневосточных леопардов в дикой природе осталось всего ничего - за последний год ученые насчитали 50 штук. И трясутся над каждым.

Почему их так мало, на самом деле точно никто не знает. Есть, конечно, стандартный набор причин: браконьерство, пожары, экология...

Но должно быть что-то еще. Почему напасти обрушились именно на них и еще амурских тигров - не самых хилых, заметьте, созданий? Другим животным хоть бы хны те же условия.

С этим наивным вопросом я и пришла к профессору Сеульского госуниверситета, директору Фонда сохранения тигра и леопарда в Южной Корее Хану Ли.

Тигр в леопардовой шкуре

Фонд сохранения тигров и леопардов в Корее есть, а самих тигров и леопардов нет. Ни одного.

Последнего тигра застрелили в 1921 году. Леопард продержался подольше, но в 1969-м и он сгинул. Представьте, но Корея по этому поводу страшно переживает. Нет, правда. Несколько лет назад нашли они в лесу след, похожий на леопардовый. Что тут началось! Съехались чиновники, ученые, журналисты с телекамерами. Увы. След оказался непонятно чей, но точно не леопарда.

Профессор Хан Ли, главный в Корее по тиграм и леопардам.

Профессор Хан Ли, главный в Корее по тиграм и леопардам.

Почему корейцев так волнует судьба исчезнувших диких кошек? Тут все просто. Тигр и леопард - древние символы Кореи, главные герои сказок. Что интересно, на старинных рисунках часто изображена «неведома зверушка» - морда тигриная, а пятна на шкуре леопардовые. Такая философия: тигр - символ силы и боевой мощи, леопард - хитрости и ловкости. В характер этих двух кошек уложилось все национальное самосознание корейцев.

И вот каково это знать, что символы все повымерли? Примерно так же горевали бы русские, если бы у нас исчезли медведи - все до одного.

У корейцев еще один момент обостряет чувства. Они буддисты по большей части. А в буддизме грань между человеком и животным очень тонкая. Сегодня ты человек, а в следующей жизни согласно теории колеса перерождения, например, тигр. Или леопард. Так что отсутствие священных животных подспудно тревожит мистические чувства.

Тихие жертвы большой политики

Теперь понятно, почему корейцы - наши союзники в деле спасения дальневосточного леопарда. Потому Фонд сохранения тигра и леопарда и российский нацпарк «Земля леопарда» наладили сотрудничество. Корейские генетики выяснили, что и в России, и в Китае, и в Корее (тогда еще единой) обитал один и тот же подвид леопарда, различий никаких нет. Получается, что звери много веков ходили куда хотели, наплевав на государственные границы.

А потом случилась катастрофа.

- Почти все дикие кошки были уничтожены в годы японской оккупации Кореи (1910 - 1945 годы), - рассказал профессор Хан Ли. - Корея тогда была настоящим «звериным раем». Японцы специально приезжали охотиться - своих тигров и леопардов у них не было, а охота на этих животных была для них главным развлечением. Шкуры увозили на подарки. Мясо ели, и это считалось не просто деликатесом. Считалось, что боевой дух, энергия убитого тигра как бы переходит в человека. Чушь полная. Но люди верили... Сохранилась фотография банкета, где главным блюдом был тигриный стейк. И живых зверей вывозили в Японию крупными партиями.

- Зачем?- Зачем?

- Целью было полное уничтожение всей корейской культуры - языка, литературы и в том числе животных - национальных символов. Хотели сломить корейский дух. Дух не сломили, а вот зверей уничтожили.

- Интересно, куда потом вывезенные звери делись? В Японии их тоже нет.- Интересно, куда потом вывезенные звери делись? В Японии их тоже нет.

- А вот это тема моего следующего исследования!

Странный зверь - морда леопарда, а хвост в полоску, как у тигра, - часто встречается в традиционной корейской живописи.

Странный зверь - морда леопарда, а хвост в полоску, как у тигра, - часто встречается в традиционной корейской живописи.

«Флора там все та же, да фауна не та»

Похоже, массовое истребление диких кошек в Корее аукнулось всему Дальнему Востоку. Ядро популяции находилось там, где сейчас проходит граница Северной и Южной Кореи. По излюбленным местам обитания леопарда пролегла ДМЗ - демилитаризованная зона шириной 4 км и длиной 240. Поскольку доступ к ней долгое время был закрыт, флора в окрестных лесах сохранилась почти в первозданном виде. Еще бы фауну восстановить! Идеальное место для разведения леопардов так называемым методом интродукции (котят выращивают в вольерах, потом переселяют в дикую природу). Такой способ предлагают российские ученые. Но для высадки «леопардового десанта» в леса около ДМЗ требуется еще и согласие Северной Кореи, вот в чем закавыка.

А пока корейские ученые просто присоединятся к совместным исследованиям, которые уже начали Россия и Китай. Надо провести генетические исследования, чтобы понять, насколько каждый из 50 российских леопардов друг другу близкий родственник - это важно для выживания краснокнижных кошек.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Хватит уже гулять самим по себе!

Чтобы точно посчитать количество дальневосточных леопардов, надо наблюдать за ними не только в России, но еще и в Китае и Корее. Для этого создан международный «Проект по изучению перемещения редких кошек». Национальный парк «Земля леопарда» имеет большой банк данных, где большинство леопардов идентифицировано по пятнам (узор на шкуре уникален для каждого зверя). Значит, с помощью фотоучета и генетического анализа можно отследить маршрут путешественников.

В южнокорейском городе Инчхон прошла конференция, посвященная теме миграции хищников. Приморский край на ней представила Дина Матюхина, научный сотрудник нацпарка. Итог - соглашение о совместной работе по изучению диких кошек в России, КНР и Республике Корея. Сбор генетического материала будет проходить в России и Китае, а исследованием ДНК займутся специалисты из Южной Кореи.

Сергей СТАНЧИК («КП» - Владивосток»)