В мире

Эксперты: Карта, связанная со «списком Магнитского», отыграна обеими сторонами

В эфире радио «Комсомольская правда» обмен «списками 18-ти» прокомментировали Михаил Ремизов, Станислав Белковский, Николай Сванидзе и Павел Салин

Россия ответила на американский список Магнитского. В стоп-лист попали 18 граждан США. Об этом сообщил официальный представитель МИД Александр Лукашевич. По его словам, заокеанский документ нанес серьезный удар по взаимоотношениям двух стран. Российский ответ хоть и зеркален, но не окажет существенного давления на гражадан Америки, заявил в эфире радио «Комсомольская правда» глава Института национальной стратегии Михаил Ремизов:

- Подчеркнуто то же самое число фигурантов. Списка – 18 человек. Акцент на тех, кто непосредственно причастен, по предположению нашего МИДа, к антиправовым действиям. Разница только в одном – предположительно для фигурантов «списка Магнитского» эти санкции носят более болезненный характер, нежели для фигурантов российского списка, по той простой причине, что США способны дотянуться до финансовых активов физических и юридических лиц не только в периметре собственной территории, но и за пределами границ, так как к американским запросам многие страны относятся серьезно и удовлетворяют их. К России мы вряд ли можем ожидать такого расположения и эффективности.

Политолог Станислав Белковский скептически оценивает российский ответ:

- Российский ответ на «список Магнитского» выглядит исключительно как пиар-акция, поскольку если российские фигуранты действительно объективно заинтересованы в том, чтобы иметь въезжать в США и возможно располагают там активами, то никто из ответного списка, по-моему, в Россию не собирался и не собирается. Ни у кого из этих людей скорее всего нет активов в России, нет экономической заинтересованности в отраслях народного хозяйства. Поэтому если бы Россия хотела действительно политически эффективный ответ, то наш список должен был бы состоять из имен крупных бизнесменов, которые действительно имеют интересы в наиболее высокоприбыльных отраслях российской экономики. Вот это было бы болезненным ответом и серьезным укусом.

С Белковским согласен и член общественной палаты Николай Сванидзе:

- Карта, связанная со «списком Магнитского, в значительной степени обеими сторонами отыграна. Дальше этот список будет расширяться, но если он принципиально расширяться не будет, то есть его не расширят до действительно крупных государственных деятелей, если этого не произойдет, то никак дальше эта тема не отразится на отношениях. А что касается российского ответа, то он формальный, дипломатический ответ: «вы у нас высылаете, двух шпионов, мы у вас объявим двух шпионами». Это такой классический формальный протокольный ответ, никому не нужный, эти люди наверняка не собирались к нам приезжать. С фактической точки зрения это просто смешно.

Отсутствие в списке высокопоставленных чиновников вполне объяснимо. Так считает глава Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин:

- В американском истеблишменте при составлении этого списка шла борьба между радикалами и прагматиками. Радикалы представлены конгрессменами и сенаторами, их позиция заключалась в том, чтобы сделать список максимально жестким, включить туда если не первых лиц государства, то, по крайней мере, ключевые, знаковые фигуры. Прагматики были представлены Государственным департаментом, их позиция заключается в том, что они имеют очень много контактов с российской стороной при осуществлении международной политики, и они не заинтересованы в том, чтобы обострять отношения с Россией через включение в список знаковых фигур. По-видимому, пока победили так называемые прагматики, поэтому список получился беспрецедентно мягким.

В случае увеличения списка с американской стороны, Россия ответит симметрично. Об этом радио «КП» заявил вице-спикер Госдумы Сергей Железняк:

- По действующим нормам международной дипломатии российский ответ на «список Магнитского» был обязан появиться, и, в отличие от американского списка, в котором заявлены наши граждане, вина которых не установлена судом, в нашем списке заявлены американские граждане, которые имеют непосредственное отношение к организации и проведению пыток. Если со стороны Соединенных Штатов будет расширяться этот список, несомненно, с российской стороны будут приняты ответные вынужденные меры, но мы при этом будем действовать в правовом поле, в отличие от американской стороны, которая почему-то считает, что закон для них не существует, когда это оправданно политически.