Спорт

Все любимые женщины Алексея Ягудина

В издательстве «Городец» выходит книга знаменитого фигуриста Алексея Ягудина «Наproлом», в которой он рассказал не только о своей карьере, но и об отношениях с женщинами. Самые откровенные фрагменты этой книги мы предлагаем вашему вниманию.

С Батыршиной много спорили

Приблизительно в это время я увлекся Яной Батыршиной. Известная гимнастка- «художница», она завоевала серебряную медаль на Олимпийских играх 1996 года в Атланте. Случилось так, что, листая журнал, я наткнулся на ее фото на рекламной странице. У чемпиона мира есть свои преимущества, и мне не составило труда узнать номер ее телефона. Мы встретились несколько раз - для этого я специально приезжал из Питера в Москву, но у нас не было возможности познакомиться поближе, так как я улетал в Штаты для участия в соревновании профессионалов и любителей.

У меня было свободное время перед поездкой на сборы в Адлер, и я воспользовался этим, чтобы связаться с Яной. Когда мы встретились в начале года, мне казалось, что мы понравились друг другу. В турне я думал о Яне, скучал по ней и не мог дождаться, когда увижу ее вновь. После нескольких свиданий я отметил, что у нас много общего. Мы оба были неисправимыми спорщиками и старались переспорить друг друга. Наши споры доводили нас до изнеможения. Мне было грустно, когда Яна уехала на спортбазу, хотя мы оба понимали, что у нас ничего не получится. Столкнулись два сильных характера. Мы попросту не смогли бы ужиться. Каждый тянул одеяло на себя.

Я хотел сделать предложение Елене Бережной. И даже купил кольцо

Я подружился с фигуристкой Еленой Бережной. Мы виделись на разных соревнованиях и могли говорить часами. Начало нашей дружбы не предвещало ничего серьезного - мне просто нравилось общаться с ней. С течением времени мы стали видеться чаще, и мое отношение к Лене изменилось. Хотя наша дружба была чисто платонической, я спрашивал себя, не влюбился ли я в Ленку.

Встречаться с ней так часто, как мне хотелось бы, оказалось нелегко. Тогда я не был близко знаком с ее партнером Антоном Сихарулидзе и не ведал, каковы были его чувства к Лене. Антон же постоянно опекал ее и делал все, чтобы держать нас на расстоянии друг от друга.

Перед чемпионатом мира я тренировался в Финляндии (речь идет о 1998 годе. - Ред.), а Лена в это время была в России. За две недели я истратил 300 долларов на звонки ей по мобильному телефону. Все мои счета оплачивала мама. Когда она получила такой огромный счет, то позвонила мне: «Чем ты там занимаешься?» И я ей - единственной - рассказал о своей влюбленности. Мы с Леной не были уверены в том, что будем вместе, и условились не распространяться на эту тему (...)

Мои романтические отношения с Бережной продолжались преимущественно по междугороднему телефону все лето и всю осень. Встречаясь на соревнованиях и в шоу, мы редко проводили наедине более получаса. Каждого из нас занимала своя карьера. И хотя я становился все более и более уверенным в своих чувствах к Лене, она колебалась, прежде чем сказать мне «да». А я давно заметил: если не можешь чего-то добиться, то желаешь этого все больше и больше. В сентябре я наконец решился сделать Лене предложение. Я поведал о своих чувствах Татьяне Анатольевне, и мы вдвоем отправились покупать кольцо для помолвки. Знаю, это было несколько преждевременно, но желание во всем добиваться своего, которое я унаследовал от мамы, обычно берет во мне верх над рациональным мышлением.

Я собирался преподнести кольцо Лене во время финала Гран-при, который должен был состояться в Санкт-Петербурге в начале 1999 года. Однако к тому времени страсть исчезла. То, что казалось мне любовью, в конце концов оказалось лишь увлечением. Я так и не вручил кольцо Лене, а она, полагаю, даже не догадалась о моих намерениях.

Знакомство по фотографии

Как и в случае с Яной, я листал журналы и увидел фотографию Ляйсан Утяшевой. Она чемпионка мира по художественной гимнастике. Думаю: «Хорошо бы познакомиться!» Славная девчонка, тем более гимнастка. Раньше мы постоянно сидели на спортивной базе в подмосковном Новогорске, там же тренировались «художницы», поэтому я был в курсе, что это за барышни - одна другой краше. И фигурки у них хорошие, точеные.

Когда я приехал в Москву, мы встретились в кафе «Марракеш». В те июньские дни у девочек проводился чемпионат Европы, и я побывал на соревнованиях в спорткомплексе «Олимпийский». Ляйсан, впрочем, не выступала из-за травмы, а комментировала состязания по телевидению.

Затем Ляйсан вместе с Алиной Кабаевой приезжали на турнир в Санкт-Петербург. Я встретил их в аэропорту, отвез в гостиницу. Вечером пришел на соревнования, потом мы поужинали в ресторане, и я проводил девчонок в аэропорт. С Ляйсан мы потом часто разговаривали по телефону и обменивались SMS, но остались просто в хороших отношениях.

Можно подумать, ну зачем мне, молодому парню, знакомиться с прекрасным полом по фотографии?! Мало, что ли, девчонок вокруг? Такой уж у меня характер. Вся моя жизнь - это порывы. Я - человек чувств. Если загораюсь, то кажется, что я готов для девушки на все. Был период, когда я встречался с балериной в Санкт-Петербурге. «Все, - думаю, - наконец-то я буду счастлив!» Моя возлюбленная как-то сказала, что хочет купить машину в кредит. Я сразу решил: у меня же в Америке есть автомобиль, надо его перегнать и подарить ей. Но я себя знаю: я - человек переменчивый, поэтому, прежде чем принимать какое-то решение, надо подождать и взглянуть на ситуацию более трезво. Когда эмоции утихли, я понял, что чуть не совершил ошибку. Мог ведь таких дров наломать! Роман наш быстро закончился, практически не начавшись...

Дайнеко вместо Варум

...Поначалу планировалось, что я буду кататься с Анжеликой Варум (речь идет о «Ледниковом периоде». - Ред.). Мы были знакомы, и она сказала: «Леша, я встану в пару только с тобой». Но Анжелика ушла из проекта.

Когда я еще был в Петербурге - возвращался к полноценной жизни после операции, - мне по секрету сообщили, что Дайнеко, скорее всего, будет моей партнершей и что она хорошо тренируется. Она - единственная из всех - заявилась на каток со своими коньками!

Я попросил Авербуха: «Дай мне телефон Вики». Он продиктовал, и я послал ей SMS: «Привет, это Ягудин, как дела?» Она: «Ну, тренируюсь, пробую». Я ее похвалил: «Молодец!» И уже когда точно выяснил, что катаюсь с ней, то написал ей: «Слушай, ты как, за неделю тройные прыжки выучила?» Пошутил, одним словом. А она серьезно так ответила, что пока только скользит по льду, но скоро начнет выполнять даже одинарные прыжки. Я продолжил: «Ты знаешь, с кем катаешься?» Вика: «Нет!» Я: «Ну ладно, я не скажу, потому что ты, наверное, как все девчонки, сплетница». Она: «Нет-нет, я буду молчать». «Тогда сообщи, пожалуйста, свой рост, вес, потому что мне надо будет тебя на руках носить», - прошу ее. Она мне пишет: «Рост - 161 см, вес - 50 кг». И потом так: «Ура-а-а!» То есть поняла, что мы будем выступать в паре.

Роман с японкой

Позже, в 2001 - 2003-х годах, мы близко общались с Киоко Иной. Она - японка по происхождению, восточная девушка, а на деле этакий микст. Америка наложила на нее свой отпечаток, и в отличие от большинства японских девчонок Киоко была вполне раскованной. Она даже несколько раз приезжала со мной в Россию. Но мы из разных миров! Ина выросла в обеспеченной семье, у нее дедушка - высокопоставленная персона. В Нью-Йорке ее квартира располагалась прямо через дорогу от бывшего дома Джона Леннона. И, когда я привозил ее к нам на дачу, где подушки и матрацы были набиты сеном, а вместо антенны у телевизора сзади была воткнута подвешенная к потолку проволока, она испытывала шок.

Мы практически никогда не жили вместе. Киоко тренировалась в Нью-Джерси, а я - в Коннектикуте. Она приезжала ко мне на выходные каждую неделю - там езды всего два с половиной часа. Но я - человек непостоянный и не позволяю отношениям развиваться в серьезном направлении. Я ведь не девушка, мне рожать не надо. Могу годам к 35 - 40 создать семью. У меня такой взгляд на жизнь. Неудивительно, что мы с Киоко расстались, причем по обоюдному согласию. Она старше меня на семь с половиной лет и в тот период начала встречаться с другим мужчиной. Я подумал: «А нужно ли мне ее удерживать? Ей пора задуматься о будущем, а я еще молодой, у меня каждый день словно праздник».

Настя мечтала о браке, а я нет

В марте 2005 года, в свой очередной приезд из Америки, я просматривал фото в Интернете. Было интересно, что происходит в фигурном катании, кто как выступает на юниорских чемпионатах мира. Смотрю, Настя (Горшкова. - Ред.) со своим партнером стали третьими. «Какая хорошая девчонка», - подумал я. Узнал адрес и послал ей цветы - поздравил с «бронзой» и днем рождения. Потом позвонил Насте, немножко поболтали. Иногда я звонил ей, писал SMS. Но ничего особенного.

На следующий год я опять поздравил Настю с днем рождения... После этого начали интенсивно перезваниваться, а в июне поехали вдвоем отдыхать в Грецию. Настя закончила со спортом, пошла учиться. Она приезжала ко мне в Петербург, а я - к ней. Осенью в течение всего проекта «Звезды на льду» мы жили вместе в гостинице «Украина», а потом Настя снова навестила меня в Питере на Новый год. Лично мне такие отношения больше нравятся, потому что я не могу долго вместе с одним человеком находиться. Когда проводишь с ним 24 часа в сутки, начинаешь раздражаться (...)

Конечно, у девочек замужество на уме. Как-то Настя была в Закарпатье на свадьбе у подруги и вернулась восторженная. «Ой, так замечательно, белое платье, фата». Только вот куда мне семью заводить? Пока я занят выступлениями и не могу постоянно быть дома, лучше оставаться холостым. Разумеется, я мечтаю, чтобы у меня была крепкая и дружная семья. Но лишь когда я насовсем уйду из фигурного катания. А это время еще не пришло...

Настя это понимала, но судьба все же развела нас в разные стороны, оставив мне море приятных воспоминаний.