Общество

«Всем дали сутки или штраф». В день выборов в Гомеле всю семью забрали в изолятор после того, как они вывесили на балконе флажок

Супругов и их сына осудили, а на вопрос женщины, в чем ее обвиняют, милиционер ответил: «Я вам потом объясню, но вы все равно не поймете»
Анна и сын Виктор обжаловали постановления районного суда

Анна и сын Виктор обжаловали постановления районного суда

Фото: Павел МИЦКЕВИЧ

4 сентября в Гомельском областном суде рассматривали жалобы матери и сына на постановления районного суда. Анну, ее мужа Андрея и сына Виктора в день президентских выборов, 9 августа, задержали прямо в квартире. Всю семью отвезли в РОВД, затем в изолятор, где они провели ночь, а назавтра всех троих судили. Отцу и сыну дали «сутки», а женщине - крупный штраф. В суд пришли соседи, чтобы быть свидетелями.

- Около 11 утра, когда мы пили чай, раздался стук в дверь. Когда я открыл, два офицера и четверо омоновцев в балаклавах, не спрашивая разрешения, зашли и стали утверждать, что якобы соседи пожаловались на шум в нашей квартире. Для дачи объяснений нам всем сказали проехать в Центральный РОВД - несмотря на то, что милиционеры убедились сами: никакого шума в квартире не было, - рассказывает «КП» студент Виктор.

В райотделе членов семьи разобрали по разным кабинетам. Часа два милиционеры решали, что делать с задержанными, продолжает Анна:

- Я у всех спрашивала, в чем меня обвиняют, почему я здесь. Только один сотрудник мне ответил, причем такими словами: «Я вам потом объясню, но вы все равно не поймете». Затем дали протокол. По версии милиции, нас забрали вовсе не из квартиры. В протоколах было написано, что якобы сын Виктор находился на улице вдалеке от дома, к нему подошли омоновцы и хотели задержать, потому что он похож по ориентировке на разыскиваемого преступника. А мы с мужем якобы набросились на омоновцев, хватали их за форму и мешали задерживать сына. То есть, в протоколах была абсолютная ложь.

Анна подписала протокол, изложив в нем, как все было на самом деле. Однако этот протокол исчез:

- Нас отвезли в изолятор, и назавтра меня судили по совершенно другому протоколу, в котором было указано, что якобы я отказалась его подписывать. Суд длился буквально пять минут. Я рассказала о произошедшем, о всех нарушениях и фальсификациях, но судья признал нас всех виновными по рапортам омоновцев. Мужу дали 12 суток, сыну - 15, а мне - 20 базовых величин, 540 рублей.

Почему за семьей пришли шестеро силовиков, остается только догадываться. Но скорее всего, это связано с тем, что Виктор утром поставил на балконе маленький бело-красно-белый флажок:

- Наш балкон выходит во двор облисполкома. И я увидел, как утром с черного входа в здание заводили взвод солдат в полной экипировке. После этого решил поставить на балконе флажок, чтобы было видно соседям. Но, судя по всему, его заметили не только соседи, - полагает Виктор.

- До этого я знала, что у нас в стране происходит, читала другие истории, но когда это случается с тобой - все равно не можешь понять, как так можно! - возмущена Анна.

Муж Андрей не стал обжаловать постановление, посчитав, что это бесполезно. Дело Виктора еще будут рассматривать, а по жалобе Анны судья пока решение не принял, запросив из милиции дополнительные материалы.

Семья писала жалобу на милиционеров в РОВД, но оттуда ответили, что нарушений в работе своих сотрудников не нашли. Подали заявление и в Следственный комитет - ответа пока не было.

КСТАТИ

Почти все обжалования в Гомельском областном суде по делам задержанных за протесты оканчиваются одинаково - штрафы оставляют в том же размере, а число суток сокращают до уже отсиженных после первых судов.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Привез воду, сфотографировал машину - за что еще судят задержанных

На днях в Жлобине судили музыканта Александра Мамая. Его наказали 12 сутками ареста за перформанс, который посчитали «несанкционированным мероприятием». Затем на 8 суток осудили отца музыканта, Владимира, которого тоже обвинили в участии в несанкционированном мероприятии. Тоже по административной статье в Жлобине судят супругов Ткачевых - Илоны и Валерия. А другой житель райцентра, Алексей Авдеев, привез воду на женскую акцию солидарности, его суд наказал штрафом в 20 базовых величин за несанкционированное мероприятие.

В Гомеле судили парня, который сфотографировал милицейскую машину на улице. Его обвинили в неповиновении милиционерам и дали семь суток ареста.

Будут судить в Гомеле и журналистку Ларису Щирякову - за якобы участие в массовом мероприятии, которое она освещала. До суда Ларису посадили в изолятор.

Читайте также:

В Минске начался суд над журналистами «Комсомольская правда»-Беларусь»: прямая онлайн-трансляция