Общество

Канализация-самоделка и транспорт как чудо: показываем, чем живет Куйбышевский район прямо сейчас

Гуляем по Самаре вместе с фотографом Светланой Маковеевой. Необычные дворы и истории людей - в нашем новом фотопроекте «Один день из жизни района»
Чем интересен Куйбышевский район?

Чем интересен Куйбышевский район?

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

«КП-Самара» продолжает новую рубрику в формате фотопрогулки. Виртуальное путешествие длиной в один рабочий день с субъективно выбранными местами, которое, возможно, поможет открыть что-то новое о родном городе, вспомнить любимые места, а главное — послушать истории людей, которые здесь живут. И в этот раз Светлана Маковеева отправляется в Куйбышевский район.

Куйбышевский район состоит из 15 поселков, и территория его занимает более восьми гектаров. Обойти это за день невозможно, поэтому остановимся на одном из самых крупных микрорайонов — 116-м, также в рубрику вошли поселок Озерный и совхоз «Кряж».

Игорь Кондратьев, блогер

Игорь Кондратьев, блогер

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Игорь Кондратьев, блогер:

- Куйбышевский район - это особый материк в Самаре. Он огромный и имеет самую протяженную береговую линию вдоль реки Самарки. А еще вся его история показывает, что одни части этого материка опускаются, в то время как другие поднимаются. Смотрите сами. Конец XIX века - время расцвета Засамарской Слободы, здесь один из центров губернской переработки зерна, мельницы, имущество Нобелей, здесь свободная земля для строительства своего жилья для вновь прибывающих.

У этого дачного массива очень выразительное название - Кирпичник

У этого дачного массива очень выразительное название - Кирпичник

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

30-е годы прошлого столетия - появление в системе Гулага 6 Кирзавода, овощных плантаций, с которых кормятся тысячи заключенных Самаралага. 40-е годы. Появление КНПЗ на новейшем американском оборудовании и прилегающего к нему района «стошки». 50-е годы вырастают поселки Речники и Сухая Самарка - РЭБ, район становится речными и морскими воротами Куйбышева. В Речники переезжают люди, жившие на острове Поджабном, у них благоустроенный поселок со своей инфраструктурой. Своя социальная инфраструктура появляется у поселка 6 Кирзавод (клуб, больница). 1960-1980 годы расцвет Сухой Самарки и «стошки», в которую можно включить и поселок 113 км. Нефтянка, нефтепереработка, флот с выходом на Балтику и Средиземное море - самые богатые отрасли в позднем СССР, даже во времена перестройки магазины «стошки» пустыми назвать нельзя, в них много дефицита. Моряки Сухой Самарки - самые завидные женихи Куйбышева.

Летом рядом с Озерным стоит один запах - так пахнет поселок, у которого нет городской канализации

Летом рядом с Озерным стоит один запах - так пахнет поселок, у которого нет городской канализации

После 1991 года первоначально валятся все районы Куйбышева, но «стошка» валится медленнее других - здесь меньше бытовой преступности, чем в других районах мегаполиса, здесь есть работа на КНПЗ и Бурмаше, хотя часть социальной инфраструктуры Куйбышевский район в это время теряет (в совхозе «Кряж», Слободе, на «стошке»).

На остановке в Озёрном собирается очень «разношерстная компания»

На остановке в Озёрном собирается очень «разношерстная компания»

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Начало нулевых годов - в районе за счет частных застройщиков поднимается Рубежное, сюда массово переселяются офицерские чины штаба ПриВО. Правда, никакая инфраструктура под них здесь не вырастает (школы, больницы).

Это не ворота в поселок 6 Кирзавод, а напоминание о Самаралаге

Это не ворота в поселок 6 Кирзавод, а напоминание о Самаралаге

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Появляется частная застройка в районе дач на улице Утевской. Начало 2010-х годов - активно поднимается микрорайон Волгарь. Начало 2020 годов - появляется новая застройка на Южном шоссе, в районе ТРК «Амбар». Но одновременно с подъемом Волгаря и Рубежного, поселок Озерный становится синонимом масштабной аферы (продажа земли под застройку, строительство самого поселка и его реконструкция), продолжается падение Сухой Самарки, «стошки», совхоза «Кряж», Засамарской Слободы, поселков Кряж и Речники.

Остатки советской лепнины - не благоустраивают эти края, но хотя бы придают им своеобразие

Остатки советской лепнины - не благоустраивают эти края, но хотя бы придают им своеобразие

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Какой вывод: в Куйбышевском районе Самары всегда что-то растет, хотя, с другой стороны, что-то и «засыхает». Хотя детей в хрущевках «стошки», наверное поболее будет, чем в самарских новостройках «Трансгруза» вокруг Постникова оврага, а будущее всегда там, где дети, и не факт, что, когда ребята подрастут, они захотят поселиться в новостройках центральных районов Самары, которые к тому времени потеряют свое сегодняшнее очарование.

Вадим Ильин, коренной житель

Вадим Ильин, коренной житель

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Вадим Ильин, коренной житель:

- «Стошку» я воспринимаю и полагаю «Южными воротами» Самары. Да, именно отсюда происходит вхождение в наш город с южного и юго-западного направлений. Но многие, войдя и оставшись, так и не становятся самарцами – остаются «людьми окраины, пограничья». Город виден отсюда с разных точек, мы по-прежнему «едем в город». От советского прошлого здесь, с одной стороны, осталось тавтологическое присутствие в топонимике «нефтянки» в названии площади, ДК, стадиона, улицы, парка, сквера. С другой, мы, коренные жители, кажется, пропитаны, как здешняя почва, воздух и воды рек, стариц и озер, продуктами КНПЗ, и тем ароматическим, что долетает сюда, благодаря розе ветров, с холма Нска…

Когда -то этот ДК был гордостью завода Бурмаш

Когда -то этот ДК был гордостью завода Бурмаш

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

При новых капиталистических «великих уравнителях» – долларе, гаджете, инете, «горилке», молле, «транснационалах», при тотальном триммеризме, превращающем газоны и лужайки в рыжие замусоренные пустыри, а живые деревья – в фаллические обрубки, при общей заброшенности «жилищного фонда», дворов и дорог, проявляющегося в руинировании двухэтажек и 2 оставшихся «финских домиков», можно констатировать оскудение городской среды поселка…

Стадион «Нефтяник»

Стадион «Нефтяник»

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Но было и по-другому… Для меня с детства самим аттрактным местом был большой книжный магазин на Молодежке, который мой отец величал «КАГИЗом»: 4 зала стеллажей с книгами, альбомами, открытками – завались!.. Ветра аэродрома «Кряж», несущие ароматы степных трав, качающие разноцветные зонтики парашютов, где-то в глубине юношеского подсознании вызывали образы всадников орд номадов, эскадрилий Ил-2, улетающих на фронт, единого порыва жителей поселка, сбежавшихся встретить космонавта № 2 Германа Титова после его возвращения из космоса… Камерный клуб «Машиностроитель», где можно было попасть на веселый и умный спектакль рижского театра моды или встретиться с Борисом Сичкиным – замечательным Бубой из «Неуловимых»… И в родной 129-й на школьном вечере для нас пели солисты Куйбышевского театра оперы и балета, приглашенные Ритой Александровной Мироновой…

История «стошки» исполнена людьми; она не началась с появления здесь «Роснефти»… Историзм и историческое отношение помогает осуществить преемственность между эпохами и поколениями. Да, в каждой школе 116-го есть музей, экспозиция которого содержит фрагменты и детали, есть сайты, группы, семейные альбомы. Но актуальным является постоянное присутствие в городском ландшафте, в городской среде знаков и следов исторических событий, свершений, имен. «Стошка» тоже должна знать своих героев. Здесь должны быть: музей истории поселка (района), памятник кочевникам, у которых здесь были любимые места летних пастбищ… Иначе, чем сейчас, должна сохраняться память о строителях завода - заключенных Безымянлага, о военной, космической (как места, где бывали Королев, Гагарин, Титов и др.) и спортивной истории аэродрома и аэроклуба «Кряж». Имена В.И. Евграфова и Э.Р. Коннина, как и других деятелей культуры - выходцев с брегов Дубового Ерика-Резинки, должны звучать в названиях улиц, ДК, народных театров… И «экс-Нефтяник», ныне даже не стадион, а объект недвижимости с инвентарным номером, должен носить чье-то гордое имя и быть наполнен турнирами, прославляющими имена Анатолия Кикина, Виктора Антиховича, братьев Сахаровых…

Патриотизм без историзма невозможен.

Мне хотелось бы поделиться стихотворением, которое посвящаю Виктору Евграфову — человеку, актеру, каскадеру, поэту, художнику:

Что могут мальчики со «стошки»?

Явить героев череду,

Шагнуть с экранов на обложки,

В доспехах, в факельном чаду…

Что знают отроки окраин

В потоке дворовЫх крестин?

Кого пасет лукавый Каин,

Куда вернется блудный сын…

Анна Булушева, эколог

Анна Булушева, эколог

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Анна Булушева, эколог:

- 116-й километр, а в народе «стошка», появился как район для строителей и работников Куйбышевского нефтеперерабатывающего завода. Двухэтажные дома остались с тех времен.

Мой отец, Булушев Владимир Анатольевич, трудился на заводе с 1969 года — он один из старейших работников. В 1982 году ему дали здесь квартиру, и мы переехали всей семьей. Тогда заселяли плотно. Если квартира трехкомнатная, то в каждой комнате было по семье. Может, именно с тех времен у старшего поколения остался дух товарищества.

Внешний вид улицы Зелёной оправдывает её название

Внешний вид улицы Зелёной оправдывает её название

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Здесь есть истинные приверженцы «стошки», которые считают ее лучшим районом. Молодежь же, мне кажется, в основном выбирает жить здесь, потому что рядом работа — завод. Не нужно проводить часы в транспорте, приезжая из центра. Немало молодых специалистов у нас из трудовых династий.

Я многих тут знаю. Выхожу из дома и чуть ли ни с каждым здороваюсь. Хочу сказать, что атмосфера здесь очень душевная. Люди сходятся быстро, помогают друг другу.

Илья Драган, юнкор, участник всероссийских фестивалей по журналистике и кино, юный режиссёр

Илья Драган, юнкор, участник всероссийских фестивалей по журналистике и кино, юный режиссёр

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Илья Драган, юнкор, участник всероссийских фестивалей по журналистике и кино, юный режиссер:

- Для меня Куйбышевский район - это место запустения и отчаяния. Безусловно, с ним связано много позитивных и приятных воспоминаний, как никак здесь я родился и познакомился со своим первыми друзьями. Но при этом с каждым годом у меня усиливается желание уехать отсюда и больше никогда не возвращаться. И такие мысли проскакивают, уж поверьте, не у меня одного! Что такое «стошка» в моем понимании? Это разруха, заброшки, абсолютное наплевательство на людей и отсутствие какой-либо инфраструктуры.

Граффити недалеко от школы №23

Граффити недалеко от школы №23

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Многие дворы не реставрируют и не убирают, а на жалобы жильцов местным властям плевать. Про наш район по всему городу ходят легенды, но добраться туда и развеять их бывает очень сложно, так как у нас постоянные проблемы с транспортом. Из-за стройки трассы выехать куда-то даже погулять становится настоящей проблемой из-за регулярных пробок. Что уж говорить про отсутствие на ремонтируемых участках дороги нормальных пешеходных переходов, где ты не боишься за свою жизнь, и остановок общественного транспорта, которые как минимум будет видно.

Конечно, хочется верить, что когда-нибудь здесь все изменится: создадут нормальную схему движения общественного транспорта, сделают больше мест для прогулок и отдыха, отреставрируют дворы и здания. Но в ближайшие десятилетия это всего лишь утопия и единственное, на что действительно можно надеяться, так это на открытие новой пивнушки.

Фируз Сафаров, ведущий праздников

Фируз Сафаров, ведущий праздников

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Фируз Сафаров, ведущий праздников:

- Мое самое теплое воспоминание об этом месте - из детства. Мы с семьей только-только переехали в Самару из Таджикистана, жили в общаге при воинской части, откуда связь с миром поддерживалась 76-м автобусом, который ездил раз в 40 минут в удачные дни, а в обычные просто ломался, и на остановке приходилось стоять по полтора часа. А телефоны тогда были без интернета, интересно скоротать время в ожидании транспорта было непонятно как.

На улице Придорожной находится заброшенный магазин, который местные жители называют «Мечеть»

На улице Придорожной находится заброшенный магазин, который местные жители называют «Мечеть»

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

На территории воинской части был «чпок» (не знаю, как расшифровывается, но все так называли магазин), там продавцы не особо запаривались с качеством товаров и сроком годности, потому что это был единственный объект торговли в радиусе 10 км. И вот я помню, как ездил на автобусе до остановки «Кряж», перебегал через две дороги и покупал хлеб в маленькой будке, которая как аппендикс торчала рядом с огромной стеной из колючей проволоки. И хлеб всегда там был горячий, вкуснейший, по-моему, я всегда привозил его с надкусанной корочкой. Только через несколько лет я узнал, что это тюрьма, и, возможно, хлеб этот выпекали заключенные.

Воинская часть

Воинская часть

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Валентина Яковлевна, пенсионер:

- Родители до войны еще домик на Красном Кряжке построили. Я родилась тут и живу 77 лет уже. Уезжала только на несколько лет в Сибирь по комсомольской путевке.

Валентина Яковлевна, пенсионер

Валентина Яковлевна, пенсионер

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Район поменялся, конечно. Раньше здесь Дворец культуры такой был отличный, а люди на работу шли как на демонстрацию! Я обычно двигалась «против течения», потому что работала в профилактории КНПЗ, а он находился в противоположной от завода стороне. Так вот, бывало еле проберешься через толпу.

Строительство развязки на Пугачёвском тракте

Строительство развязки на Пугачёвском тракте

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Из-за строительства развязки некоторые участки дороги напоминают минное поле

Из-за строительства развязки некоторые участки дороги напоминают минное поле

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

А сейчас что? Не знаю, развязку вот делают. Мои окна на Пугачевский тракт выходят. С шумом засыпаю, с ним же и просыпаюсь. Но это надо потерпеть, я думаю. Раз работают, так лучше стать должно. Хочу сказать, что с общественным транспортом здесь проблемы. У меня проездной, так еле уедешь, только коммерческие автобусы и вижу.

Контрасты «стошки»

Контрасты «стошки»

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Митрич, старожил:

- Солнечные острова детства. Какие они и где? У каждого свои. На дворе, точнее над площадью ДК нефтяников, раскинуло свои щупальца жаркое лето конца шестидесятых. А может, и начала семидесятых. Какая разница? Время застыло, как застыл в своем великолепии у стены, справа от колонн, шестигранный стеклянно-жестяной киоск, где, положив пятак в мокрый противень, можно получить стакан газировки с сиропом и вдогонку еще один, «без-з-з сиропа», уточнив по-взрослому - «туда же, я повторяю». И стоишь, дуешь не спеша второй стакан (а мог бы и десять, если только с сиропом), с видимым интересом поглядывая в сторону вагончика-теплушки в углу ограды около кассы ДК. Там – тир, с великолепными тяжеленными «воздушками» на цепях, которые надо заряжать двумя руками, прижав приклад к животу, с мишенями – бегущими волками-зайцами-лисами, мельницей-крутилкой и самолетом, с натужным скрипом летящим по натянутой проволоке. И все это упадет, завертится и полетит, если, впрочем, попадешь. Как впрочем, в дальнейшем они сменятся на банальные пустые консервные банки, слетающие с полок от двухкопеечных пулек. Но нам сегодня не туда. И в другом привлекательном, закрашенном многочисленными слоями краски фургоне на спущенных колесах на другой стороне площади нас сегодня тоже не дождутся. А можно было бы и погонять на педальном «Москвиче», с округлыми как у мыльницы крыльями, по громадной площади.

Типичные двухэтажки на «стошке»

Типичные двухэтажки на «стошке»

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

А если нет свободных авто, на крайний случай не спеша покататься на педальном коне, хотя и не солидно для такого взрослого пацана. И всего-то за 1 руб. в час. По таксе на пожухлой фанерке сумасшедшее счастье за сумасшедшие деньги! Вот такой он был педальный каршеринг нашего детства. И не видать нам сегодня бесплатного кино в ДК, которое крутят в летние каникулы на радость местной детворе в душном лекционном зале первого этажа. Без всяких афиш, по никому не ведомому расписанию стрекочет «Украина», выдавая черно-белое действо поверх мелькающих тенями на экране мальчишеских голов. И фильмы все старые, те, которые наши родители называют смешным словом «кинокартина», и видели все это сто тысяч раз, а смотрим же, наперебой громко крича неизвестно кому: «Сейчас как врежет, смотри, смотри, этот щас стрельнет!!!» Фильмы все больше про войну, для нас уже далекую, для наших родителей все еще близкую. Нет еще никаких дискотек и фейерверков на площади в День Победы, как и нет никаких еще очередей участников войны на цветные телевизоры, ковры, мебель. Присядут на праздник во дворе на лавочку молодые еще фронтовики, не торопясь отобьют сургуч с водочного горлышка, выпьют, закурят, помолчат. Это их война, их память и их Победа. Все остальное для них было «как в кино». Ну а мальчишкам… Мальчишкам нужны подвиги. Пусть даже и в кино. Мы его смотрели больше, чем слушали отцов. Кино осталось, родители нет… Кино, кино, кино… «Как разведчик разведчику скажу вам, что вы болван, Штюбинг! … Терпение, и ваша щетина превратится в золото!.. У вас продается славянский шкаф? Шкаф продан, могу предложить никелированную кровать с тумбочкой….»

Мечеть на Кряжском шоссе

Мечеть на Кряжском шоссе

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

А мебельный магазин - вот он рядом, тут же на площади. Добрые четверть века, до начала 80-х, это место паломничества всех новоселов стремительно растущего поселка. Шифоньеры, трельяжи, серванты, диван-кровати приходили на смену славянскому шкафу, самодельным кухонным столам и полкам, кроватям с никелированными шишками. Поиски простого человеческого счастья в тесных лабиринтах первого этажа на Кишиневской, 20. Незабываемый запах столярного клея, политуры и оберточной грубой бумаги. Это вам не какое-то там ДВП и ДСП с пленкой, полимерный флок, это же натуральное дерево, шпон, гобелен. жаккард. Чтоб не хуже, чем у других, чтобы все, как у людей. Но медлить при выборе нельзя. И работа есть, и деньги со скрипом, но набираются, а вот мебели может и не хватить. Некогда присматриваться. Понравилась, отложил на час (но только на час), быстро за деньгами домой или в сберкассу (рядом, все рядом) и вот ты обладатель лакировано-габаритной мечты. Проблемы решаем по мере возникновения. Теперь довезти и занести на этаж.

На некоторые балкончики могут напоминать итальянские, но если приглядеться, то сушат на них шерстяные носки, и сразу становится понятно — Россия

На некоторые балкончики могут напоминать итальянские, но если приглядеться, то сушат на них шерстяные носки, и сразу становится понятно — Россия

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Можно заказать машину в магазине, можно попытаться поймать «левака» на Фасадной. Все возможно, но малореально. И тут вас выручит, конечно, Ахмет. Легендарная личность тех лет на поселке. Небольшого росточка, с вечной бородкой, в потертых пиджачке и кепке, обладатель шикарной таратайки-одноколки с большой грузовой платформой, на которой была перевезена половина мебели на 116-ом. «Ахмет, выручай. – Сделаем. - А сколько…? – Договоримся. – А ...? – Помогу, подниму». Ударив по рукам, загрузив и приторочив толстой мохнатой веревкой к тележке шкаф, диван, кресла, стулья, трельяж (нужное подчеркнуть), экипаж мощностью в одну человеческую силу трогается в путь. И вперед, вперед, вперед, прямо по проезжей части. Следом, едва поспешая, зачастую переходя на мелкую рысь, счастливые обладатели мебельного счастья. Спешит Ахмет, работы много, гудят встречные автомобили, маленьким язычком ругается водитель троллейбуса. Разные маршруты за день у Ахмета – в Проходной, в Курмыши, на Север, и в разрастающийся Квакинбург. Всем нужен Ахмет, везде надо успеть, всем мебель нужна. «Здорово, Ахмет, здорово!» - кричат с тротуара мальчишки, «Здорово-здорово-здорово!» - слышим мы в ответ. А может и: «Дорогу! Дорогу! Дорогу!» Кто его знает? Давно это было. Целую жизнь назад…