Здоровье

Как «второе мнение» в онкологии спасает жизнь и здоровье пациентов

Число онкологических диагнозов в России, как и во всем мире, растет: в 2018 году отечественные врачи выявили 624 709 случаев злокачественных заболеваний – на 27% больше, чем 10 лет назад

Между тем, по мнению экспертов, около 30% онкологических диагнозов требуют уточнения для повышения эффективности лечения.

Вердикт врача-патоморфолога

В повседневной жизни обычный человек никогда не думает о гистологическом исследовании. Скорее всего, он даже не знает о существовании такого метода диагностики. Но когда пришла беда в образе онкологического заболевания или даже просто подозрения на него, оказывается, что результат этого исследования может перевернуть всю жизнь.

Гистологический анализ – исследование патологически измененной ткани под микроскопом. Его заключение может не подтвердить злокачественное образование, но может и «ударить ниже пояса», если доброкачественная опухоль превращается в злокачественную, когда такого не ожидал даже лечащий врач.

В диагностике онкозаболеваний основную роль играет врач-патоморфолог – на его заключение ориентируется лечащий врач-онколог при выборе тактики ведения пациента. Морфологические исследования отвечают на принципиально важные вопросы: доброкачественное или злокачественное новообразование? Если это «рак», то какой тип и подтип опухоли из более чем 500 вариантов? Как глубоко проросла опухоль в подлежащие ткани, есть ли метастазы в лимфатических узлах или других органах? Где находится первичная опухоль, если сначала обнаружили метастазы?

Морфологические исследования важны для выяснения агрессивности опухоли, возможности ее удаления, силы ответа на химиолучевое лечение, подбора таргетной и иммунотерапии, а также прогнозирования течения заболевания.

Основные проблемы в диагностике опухолей

Кажется, что при взгляде в микроскоп все ясно и понятно, но это далеко не так. Патоморфолог должен уметь определить вид опухоли в соответствии с требованиями мировых стандартов диагностики. Его работа требует сосредоточенности, внимания, владения обширным объемом знаний, большим опытом работы с конкретными локализациями опухолей. Важны и технические возможности лаборатории.

Порой доброкачественный процесс может выглядеть как злокачественный, а злокачественный «притворяться» доброкачественным. Так, фиброаденома в молочной железе может оказаться раком, причем до операции ничто не выдает истинный характер этого образования. И, наоборот, при клинических симптомах рака молочной железы узел может оказаться очагом аденоза или воспаления, при котором реагируют лимфатические узлы, вызывая подозрение на метастазы. А ведь лечение совсем разное!

Одна из самых сложных диагностических проблем в мире – меланоцитарные образования кожи, или, как их называют, родинки. Похожи друг на друга онкоцитома и хромофобный рак почки – их легко перепутать даже опытному врачу, не специализирующемуся на этой патологии.

Если злокачественность опухоли однозначна, то очень важно определить вариант этой опухоли. Например – карцинома, лимфома и меланома могут быть похожими друг на друга, но лечение и прогноз у них разные. Разные формы рака требуют индивидуального подхода.

Самые сложные направления в онкоморфологии – опухоли кроветворной и лимфоидной тканей, кожи, костей, мягких тканей – частота расхождений диагноза после пересмотра узким специалистом в этой патологии достигает 50%, при этом врач, который поставил диагноз, может не подозревать об ошибке.

Иногда в лабораториях возникают проблемы: нехватка или отсутствие «ключевых» реагентов или современных диагностических приборов, низкий уровень подготовки медицинского персонала – все это критически влияет на качество диагностики. И даже опытный врач нуждается в помощи коллег, которые работают в специализированных учреждениях.

Зачем нужно «второе мнение»

В серьезных патологоанатомических отделениях и лабораториях врачи часто спрашивают мнение коллег. Это нормальная практика, которая позволяет избежать грубых ошибок. Но бывает необходимо иметь второе мнение специалистов по определенной патологии. Пересмотр препаратов также рекомендуется, когда не совпадают мнение клинициста и заключение врача-патоморфолога. Когда мнения двух специалистов-морфологов не совпадают радикально, может понадобиться и третье мнение.

Цена ошибки высока – неправильный диагноз или поздняя его коррекция исключает возможность или затягивает сроки начала адекватной терапии, что снижает показатели выживаемости в целом. Трудности морфологической диагностики в регионах служат поводом для обращения пациентов в крупные специализированные центры, при этом тратятся время и деньги на поиск узкого специалиста, поездки и проживание.

В рамках проекта «Второе мнение» на базе Лаборатории «Гемотест» – федеральной медицинской сети – создан независимый Экспертный совет, в который вошли признанные лидеры международных и отечественных научных ассоциаций, ведущие специалисты профильных подразделений национальных медицинских исследовательских центров.

Всего в совет входит 30 специалистов из ведущих учреждений России, в том числе: НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина; МНИОИ им. П. А. Герцена - филиал НМИЦ радиологии; ФГБУ «ЦКБ с поликлиникой» управления делами Президента РФ; НМИЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева.

Каждый эксперт специализируется на конкретной локализации опухоли, пересматривает препараты, которые относятся к его области, и дает заключение, опираясь на большой опыт в изучении болезни.

Второе мнение помогает избежать ошибок, экономит время, деньги и позволяет своевременно поставить правильный диагноз и начать необходимое лечение.

Результаты пересмотра диагнозов Экспертным советом Лаборатории «Гемотест» в рамках проекта «Второе мнение» (данные за декабрь 2019 – июнь 2020)

Три простых шага к уверенности в диагнозе:

1. По письменному заявлению забрать биоматериал - стекла и блоки из первичного медицинского учреждения.

2. Передать биоматериал и документы в ближайшее лабораторное отделение «Гемотест» - он будет доставлен экспертам в течение 24 часов. При желании вы можете сами выбрать врача-эксперта.

3. Получить заключение и биоматериал.